Публикации

Юрий Григорьев: Результаты комиссионной судебно-медицинской экспертизы «екатеринбургских останков» не доказывают их принадлежность Царской Семье

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА

(разъяснение специалистом вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию)

Я, Григорьев Юрий Александрович (врач-специалист, имеющий высшее медицинское образование, сертификат и высшую квалификационную категорию по специальности «Судебно-медицинская экспертиза», стаж работы по специальности свыше 30 лет, ученую степень кандидата медицинских наук) на основании обращения Русского культурно-просветительного фонда имени Святого Василия Великого выполнил анализ «Заключения комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения»

 

Вопросы, поставленные перед специалистом:

Вопрос 1:

1. В каком состоянии находились останки в момент их извлечения из захоронения в Поросенковом Логу, а именно:

— имелись ли на останках мягкие ткани?

— имелись ли на останках признаки консервирующих трупных явлений и если да, то какие?

— соответствует ли состояние останков характеру почвы в Поросенковом Логу?

Вопрос 2:

Какова достоверность установления количества скелетов в захоронении?

Вопрос 3:

Какова достоверность установленных пола, роста и возраста лиц, которым принадлежали останки?

Вопрос 4:

Какова достоверность установленной принадлежности скелетов конкретным лицам?

Вопрос 5:

Какие повреждения имеются на останках?

Вопрос 6:

Какова давность захоронения?

Вопрос 7:

Имеются ли в представленных экспертизах дефекты и если да, то какие?

Вопрос 8:

Доказывают ли результаты выполненных экспертиз принадлежность останков Царской Семье?

 

В распоряжение специалиста предоставлены документы:

 

1. Копия протокола осмотра места происшествия от 11-13 июля 1991 года, составленного старшим помощником прокурора Свердловской области советником юстиции Волковым В.А.

2. Копия Заключения № 348 ф.-т от 05.12.1991 года

3. Копия Заключения от 28.03.1992 года.

4. Копия Заключения экспертов по судебно-медицинской оценке повреждений скелетов от 21.08.1992 г.

5. Копия Заключения № 01/нт от 30.06.1993 г.

6. Копия заключения эксперта «Молекулярно-генетический анализ» от 30.09.1993 г.

7. Копия Заключения экспертов № 01/1 от 18.11.1993 г. (экспертиза скелетированных костных останков).

8. Копия Заключения экспертов № 1к комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков от 30 декабря 1993 г.

9. Копия Заключения экспертов № 2к комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков от 10 мая 1994 г

10. Копия Заключения экспертов по экспертизе огнестрельных повреждений от 20.06.1994 г.

11. Копия Заключения № 01-1д дополнительной (к № 01нт от 30.06.93 г.) судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков от 3.12.1997 г.

12. Копия Заключения экспертов № 01-2 д дополнительной (к № 01/нт от 30.06.93) судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков от 30 декабря 1997 г.

13. Копия Заключения № 01-2нт судебно-медицинской экспертизы эксгумированных останков (экспертиза черепа и фотоснимков Г.А.Романова) от 4.01.1998 г.

14. Копия Заключения дополнительной судебно-медицинской стоматологической экспертизы (экспертиза по материалам дела) от 15.01.98 г

15. Копия Заключения (Экспертиза по материалам дела № 18/123666-93) дополнительной экспертизы черепа № 4 от 16.01.1998 г.

 

ДАННЫЕ СУДЕБНО-МЕДИЦИНСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ, ПУБЛИКАЦИЙ, РУКОВОДЯЩИХ ДОКУМЕНТОВ И ИНЫХ ИСТОЧНИКОВ

1. Авдонин А.А. Ганина яма. История поисков останков Царской Семьи. (Екатеринбург. Компания «реал-Медиа», 2003. - 416 с. ил).

2. Из дневника Коряковой Л.Н[1].  

«… Почва под дерном — тяжелый сырой суглинок. Ниже шел слой глины желтого и желто-серого цвета. … на глубине 40-50 см … появились отдельные костные находки: обломки левой тазовой кости и трубчатая кость. … нам оставалось только недоумевать: почему контуры могильной ямы столь неестественны и нечетки, почему костные останки так сильно смещены по отношению друг к другу? Лишь спустя много времени из телеинтервью Рябова стало известно, что в 1979 г. дело не ограничилось отделением черепов от посткраниальных скелетов — уже тогда захоронение было раскопано почти полностью: то вскрытие обнажило восемь скелетов из девяти. … глубже 60 см обозначилось другое пятно, значительно меньших размеров — 2,2 на 1,6 м, ориентированное по длине уже в меридиональном направлении. Вдоль его восточной границы стали в массе встречаться разрозненные кости человеческих конечностей. Их невозможно было расчистить в комплексе, они залегали в хаотическом состоянии на различной глубине. Так обычно бывает в сильно разграбленных погребениях. Оказалось, что — в дополнение к вмешательству 1979 г. — прямо по западной кромке ямы проложен армейский кабель.  Вообще говоря, в "нормальной” археологической экспедиции на расчистку погребения подобных размеров и сложности уходит не менее недели, а часто и двух, причем в более спокойной обстановке и лучших климатических условиях. Здесь же требовалось сделать все за два-три дня! Разумеется, о высоком качестве работы приходилось только мечтать. … что кости залегали в так называемом глеевом горизонте, характерном для местных аллювиальных болотных почв. … В раскопе стоял неприятный болотный запах. Невольно источник этого запаха идентифицировался с массивными остатками мягких тканей, сохранившихся на многих костях и прикрытых мумифицированной кожей. Дело в том, что этот горизонт отличается постоянным избыточным увлажнением и сильно затрудненным доступом кислорода, что вызывает восстановительные процессы в почве и придает последней характерные черты — сизую или грязно-зеленую окраску, наличие ржавых, охристых пятен, слитость, вязкость. Все эти атрибуты мы наблюдали воочию. В такой почве гнилостное разложение мертвой органики резко замедляется:    плотность популяций детритофагов близка к нулю, да к тому же снижена их активность — из-за восстановительной анаэробной среды.

После расчистки костей перед нами предстала довольно жуткая картина. Скелеты лежали в беспорядке, буквально один на другом, на глубине от 80 до 120 см. Всего мы насчитали восемь скелетов (еще один — самый нижний и наименее сохранившийся — был обнаружен позже, при изъятии верхних)…».

 

3. Животовский Л.А. «Доказательная ценность проведенных генетических исследований по идентификации «екатеринбургских останков" недопустимо мала»[2].

Решение Правительственной комиссии от 30.01.98 зиждется на результатах исследования ДНК предполагаемых останков Царской Семьи, найденных в могильнике близ Екатеринбурга. Между тем, их доказательственная ценность слишком мала для того, чтобы на нём основывать столь исторически ответственное заключение.

В первую очередь, Комиссия нарушила основной принцип генетической идентификации личности: она не рассмотрела результаты проведённой ДНК-идентификации останков по нормам судебного расследования, а именно, не допустила состязательности всех высказанных версий всех сторон и не взвесила все доводы "за" и "против" этих результатов. Более того, Правительственная комиссия, принимая своё решение по представленным заключениям экспертиз, фактически, выполняла одновременно и функцию судьи и функцию одной из сторон. Моё мнение с учётом всех доводов таково:

если бы дело о "екатеринбургских останках" рассматривалось в суде, то оно должно было бы быть отправлено на доследование за недостаточностью, имеющихся ДНК-доказательств.

Теперь подробнее. Комиссия в своём решении опиралась на исследования, проведённые д-ром Ивановым П.Л. под руководством английских и американских специалистов в их лабораториях, опубликованные на английском языке. Но научная статья - это не судебное расследование. Судебно-генетические доказательства должны удовлетворять ряду принципов, которые оказались нарушенными при интерпретации результатов этих исследований. Перечислим их применительно к делу о "екатеринбургских останках".

1. Все ДНК-исследования должны проводиться несколькими независимыми экспертами и соответствующим образом документироваться.

2. Для ДНК-исследований должны быть использованы только апробированные методы, широко используемые в практике идентификации личности.

3. Для идентификации предполагаемых останков царя Николая II и других лиц из "екатеринбургского захоронения" необходимо исследовать, помимо митохондриальной ДНК, ещё и ядерную ДНК.

4. Необходимо провести ДНК-исследование всех основных частей скелета, в первую очередь черепа.

5. При вычислении вероятности ДНК-идентификации надо с необходимостью использовать генетические данные по населению России.

6. Расчёты величины вероятности ДНК-идентификации должны учитывать все выдвигаемые версии о происхождении захоронения и обнаруженных в нем останков.

7. Величина вероятности ДНК-идентификации предполагаемых останков царя Николая II Романова (как и других останков "екатеринбургского захоронения") должна быть столь большой, чтобы не было сомнений в уникальности генотипа останков.

Все эти пункты оказались нарушенными в проведённом генетическом исследовании "екатеринбургских останков" и интерпретации его результатов. Рассмотрим каждый из них в отдельности.

Пункт 1- это требование цивилизованного уголовно-процессуального судопроизводства, рассматривающего доказательственную силу генетического исследования. Этот пункт не выполнен при рассмотрении Комиссией результатов проведённых ДНК-исследований:

большая часть этих исследовании выполнялась только одним российским экспертом. (Получается, что Комиссия сочла проблему идентификации "екатеринбургских останков" менее важной, чем семья французского певца Ива Монтана - проблему его наследства, по делу о внебрачной дочери которого привлечены четыре независимых эксперта, три из которых будут проводить молекулярно-биологические исследования биологических образцов, а четвёртый будет сводить их данные воедино и представлять их в суде). Кроме того, неизвестно как юридически оформлено передвижение образцов скелета №4 из екатеринбургского захоронения и останков Великого князя Георгия от места взятия до места лабораторного исследования.

Пункт 2. Основным генетическим объектом проведённого исследования "екатеринбургских останков" была митохондриальная ДНК, а в качестве одного из идентификационных признаков была привлечена т.н. гетероплазмия. Однако гетероплазмия ещё ни разу не использовалась ни в одном суде мира. Причина та, что свойства гетероплазмии и распространённость её в популяциях человека практически не изучены, а частота её в населении России и просто неизвестна. Согласно же принципам судебных доказательств, прежде чем применяться в практике, каждый метод должен быть предварительно апробирован в ряде судебно-генетических лабораторий и обсуждён в специальных публикациях. Для указанного признака ничего этого ещё нет, и значит гетероплазмия пока не может привлекаться как идентификационный признак.

Пункт 3.Свойство другого использованного идентификационного признака (нуклеотидной последовательности фрагмента митохондриальной ДНК) таково, что этот признак всегда одинаков (с точностью до мутации) у всех родственников по женской линии. Это значит, что исследованная берцовая кость скелета №4 может быть как Николая II, так и любого из родственников его по женской линии, если она их. При наличии различных версий о происхождении екатеринбургского захоронения и находящихся в ней останков, необходимо привлечь дополнительно идентификационные признаки ядерной ДНК и исследовать обе линии -и материнскую и отцовскую. Тогда на "пересечении" этих линий и оказались бы останки (если только они царя Николая II Романова).

Пункт 4.Поскольку захоронение вскрывалось без соблюдения должных формальностей, необходимо генетически исследовать все основные части скелета. В проведённом генетическом исследовании это не сделано, и главное - не исследован череп скелета №4.

Пункт 5.Метод ДНК-идентификации является групповым, а не индивидуальным. Поэтому, согласно принципам судебной генетики, интерпретация результатов ДНК-исследования зависит от того, сколь много людей имеют данный идентификационный признак. Для этого необходимо вычислить вероятность идентификации (т.е. степень её надёжности). Вычисление этой вероятности требует знания того как часто те или иные генотипы встречаются в той части населения, к которой принадлежит идентифицируемый биологический образец (согласно той или иной версии). Для этого во всех странах создаются базы данных, охватывающие ДНК-исследованиями различные слои населения. При идентификации "екатеринбургских останков" д-р Иванов не использовал данные по генетике населения России, а использовал данные только по населению западных стран, что могло привести к существенному искажению оценок. вероятности идентификации.

Пункт 6.При расчёте вероятности идентификации в проведённом исследовании не рассматривались все высказанные версии о происхождении захоронения и возможного состава останков. Рассматривалась только одна пара альтернатив: "все пять скелетов принадлежат Царской семье - все пять скелетов являются останками неизвестных лиц иного происхождения". Однако необходимо проводить соответствующие вероятностные расчёты с учётом версий о присутствии в захоронении "третьих" лиц, наличии "смесей" и т.д. и т.п. Всё это может существенно повлиять на величину вероятности идентификации - ключевую цифру ДНК-идентификации и всего генетического экспертного заключения.

Пункт 7.Оцененная мной вероятность идентификации берцовой кости скелета №4 из "екатеринбургского захоронения", исходя из опубликованных научных данных, находится между 99 и 99,9 %%. Меньшая из этих цифр, а именно - 99%, приводится в "Справке о результатах экспертных исследований костных останков из места захоронения семьи бывшего императора Николая Второго", данной Республиканским Центром судебно-медицинской экспертизы Минздрава РФ от 29.01.98 (стр. 5, второй абзац снизу), на которой Государственная комиссия основывает свой вердикт. С точки зрения судебной генетики это очень низкая надёжность идентификации - в ряде штатов США вероятность 99% не принимается судом даже при рассмотрении гражданских дел (об отцовстве), не говоря уже об уголовных делах. Эта вероятность означает, что каждый сотый человек имеет такие же признаки, как и исследованные у предполагаемых останков царя Николая II Романова. При такой вероятности, к примеру, среди населения Москвы должно быть более ста тысяч лиц с такими признаками, а в России - намного более миллиона. Стало быть, в начале века среди жителей даже одной Екатеринбургской губернии были десятки тысяч лиц с генетическими признаками этих останков.

Согласно же мировой судебно-генетической практике, надёжность ДНК-идентификации в уголовных делах должна быть такова, чтобы ни один человек в данном месте (городе, губернии, стране - в зависимости от обстоятельств дела) не имел бы идентификационных признаков опознаваемого лица.

Таким образом, решение столь деликатной проблемы, каковой является идентификация "екатеринбургских останков", должно быть доказательственно безупречным. Имеющиеся на сегодня генетические аргументы ещё нельзя назвать даже удовлетворительными. Принятие их - недопустимое для истории России деяние.

 

4. Туманов Э. В., Кильдюшов Е. М., Соколова 3. Ю. Судебно-медицинская танатология. - Москва: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав», - 2011.

«…Гниение может происходить как при доступе кислорода к тканям трупа (аэробное гниение) так и в его отсутствии (анаэробное гниение).

Как правило, аэробный и анаэробный виды гниения развиваются одновременно, можно лишь говорить о преобладании того либо иного процесса.

Аэробное гниение протекает относительно быстро, не сопровождается выделением большого количества жидкости и газов со специфическим зловонным запахом. Гниение под действием аэробных микроорганизмов при хорошем доступе кислорода происходит с более полным окислением.

При этом аэробы жадно поглощают кислород и тем самым способствуют развитию анаэробов.

4.2. Сапонификация трупа

Сапонификация трупа (жировоск, трупный воск, омыление трупа, adipocera) -гидролитическое расщепление жира, содержащегося в тканях трупа, с последующим его окислением и образованием солей (мыл) жирных кислот. Один из видов естественной консервации трупов, развивающийся при пребывании их во влажной среде с низким уровнем аэрации.

Образование жировоска нередко наблюдают при пребывании трупов в увлажненной или глинистой почвах, в воде, при недостаточном притоке воздуха. В подобных условиях гнилостные процессы постепенно останавливаются, развивается мацерация кожного покрова с последующей отслойкой эпидермиса. … ткани и органы трупа диффузно пропитываются водой, в присутствии которой начинается гидролитическое расщепление жира, с последующим его распадом на глицерин и свободные жирные кислоты.

При температуре 18-20°С растворимость жиров в воде невысокая, что обусловливает незначительную степень гидролиза жиров и, соответственно, низкую скорость образования жировоска. Небольшое каталитическое воздействие на процесс гидролиза оказывают сопутствующие жирам фосфолипиды, моноглицериды и некоторые другие соединения. Гидролиз жира ускоряется при повышении температуры.

...

При пребывании трупа во влажных почвах внешние очертания тела, а также волосяной покров обычно сохранены. Волосы легко отделяются от кожи без повреждения волосяных фолликулов. Черты лица значительно искажены, что также затрудняет идентификацию.

Поверхность тела покрыта легко соскабливающимися, неплотно прилежащими серовато-белыми жирными чешуйками, внешне и на ощупь напоминающими стеарин.

При отложении известковых солей поверхность трупа приобретает серовато-бурую окраску, местами с белесоватыми вкраплениям.

На трупах, у которых жировоск образовался во время пребывания в воде, отсутствуют волосы, на некоторых участках тела - кожный покров. Отдельные части тела (конечности, голова) могут быть отделены от туловища. На конечностях мягкие ткани могут полностью либо частично отсутствовать, обнажая кости. Суставные сумки и надкостница также не редко отсутствуют.

От трупа, находящегося в состоянии сапонификации, исходит резкий, неприятный прогорклый запах.

...

Кожа в состоянии жировоска мелкозернистая или крупнобугристая, с ее поверхности легко отделяются волосы. Подкожно-жировой слой изменен, плотный. Четко контурируемые жировые дольки придают ему бугристый вид. Цвет кожного покрова и тканей, находящихся в состоянии жировоска во многом зависит от условий образования жировоска и хранения трупа, а также от минерального состава почвы.

При соединении жирных кислот с солями щелочных металлов - натрием и калием образуется студневидный, грязно-серого цвета жировоск.

Если происходит соединение жирных кислот с солями щелочноземельных металлов (кальцием и магнием), то формируется плотный, серовато-белый с выраженным сальным блеском жировоск, имеющий неприятный запах прогорклого сала.

При пребывании трупа в воде его кожный покров и подкожно-жировая клетчатка в состоянии жировоска серо-белого или серо-желтого цвета. Если сапонификация происходила при нахождении трупов в глинистых почвах -желтовато-коричневатый цвет, а после пребывания тела в черноземе ткани трупа под воздействием гуминовых кислот приобретают серовато-бурый, темно-коричневый либо черный цвета.

Если перед образованием жировоска ткани подвергались частичному гниению, то верхние слои жировоска окрашены в зеленоватый цвет, который в дальнейшем может исчезать.

...

4.6. Торфяное дубление трупа

Торфяное дубление трупа - естественная консервация тел умерших, происходящая при их длительном нахождении в почве торфяных болот.

Болото (топь, трясина) является участком суши с избыточным увлажнением, повышенным содержанием гуминовых и фульвокислот, выходом на поверхность стоячих или проточных грунтовых вод. Поверхность болота покрыта слоем частично разложившихся останков животного и растительного происхождения - торфа, толщина которого может достигать от 30 см до нескольких десятков метров. Несмотря на то, что торфяная толща содержит до 95% воды, аэрируется лишь ее поверхностный слой глубиной до 5-10см, где наиболее активно развиваются биологические процессы превращения органических веществ.

В более глубоких слоях процессы аэрации почвы и биологической трансформации органических веществ резко замедляются. Это обусловлено тем, что высокая влажность торфа затрудняет доступ атмосферного воздуха в разлагающуюся массу органических останков на большую глубину, а недостаток света приводит к отсутствию фотосинтезирующих организмов. Указанные факторы в сочетании с отсутствием перемешивания, приводят к очень низкой концентрации растворенного кислорода в слоях болотистой почвы, расположенных глубже 10 см.

При погружении тела умершего в толщу болота, оно попадает практически в бескислородную среду. Окисление органических остатков трупа при этом происходит очень медленно, по анаэробному типу, отличаясь составом образующихся продуктов разложения. Процессы окисления подавляются, а среди продуктов анаэробного разложения преобладают неокисленные или недоокисленные соединения, наряду с которыми образуется ряд органических соединений (преимущественно органических кислот).

Накопление в тканях трупа масляной, уксусной, щавелевой и т.п. кислот ведет к усилению кислой реакции, которая настолько угнетает деятельность как аэробных, так и анаэробных микроорганизмов, что их жизнедеятельность полностью прекращается. В результате, дальнейшее разложение органической массы трупа останавливается.

Подавлению процессов микробного трупного разложения способствуют также антибиотические вещества, выделяемые болотными растениями (например, мох сфагнум выделяет антисептик сфагнол), которые препятствуют развитию редуцентов - бактерий и грибов.

В условиях повышенной влажности развивается мацерация кожного покрова трупа. Органы и ткани трупа диффузно пропитываются водой, в присутствии которой начинается гидролитическое расщепление трупного жира на глицерин и свободные жирные кислоты. В создавшихся условиях анаэробиозиса жирные кислоты разлагаются с трудом, и частично окисляясь, дают начало образованию смолообразных веществ - битумов, представляющих собой смесь высокомолекулярных органических соединений (углеводородов и их азотистых, кислородистых, сернистых и металлосодержащих производных).

Образование жировоска при нахождении трупа в болотистой почве незначительное, так как гумусовые вещества, содержащиеся в болотистой почве образуют с рядом щелочноземельных металлов труднорастворимые органоминеральные соединения - гуматы.

Через разрыхленную кожу начинают активно проникать гуминовые кислоты, а также содержащие танины и лигнин водные вытяжки из коры, древесины, листьев и плодов растений (дуба, ели, лиственницы и т.д.), окислы железа, алюминия и другие вещества болотистой почвы, что приводит к дублению кожи и волос трупа. … Так как водные растворы гуминовых кислот имеют буроватый цвет, то кожный покров трупа в процессе торфяного дубления приобретает выраженный коричневый оттенок. Красящий пигмент волос под действием кислот подвергается денатурации, в результате чего волосы приобретают рыжеватый оттенок.

Высокая кислотность болотистых почв приводит к интенсивному выщелачиванию органов и тканей трупа. Происходит декальцинация костей скелета, что придает им плотноэластическую, хрящеподобную консистенцию.

...

Проведение судебно-генетического и судебно-биологического исследований трупов, подвергшихся действию торфяного дубления, не целесообразно, так как гумусовые кислоты разрушают как ДНК, так и белки, определяющие антигенные характеристики трупа.

...

После полного разложения мягких тканей скелетированные трупные останки вскоре вновь оказываются в такой же физико-химической почвенной среде, которая была свойственна данному грунту до захоронения.

...

4. Гумификация трупа

Гумификация трупа (от лат. humus-земля, почва и facio - делаю) - трансформация в почве органических веществ трупа до почвенного детрита.

На характер и скорость гумификации трупа большое влияние оказывает также глубина захоронения.

Если труп находится на глубине 20-30см от поверхности грунта, то интенсивность его разложение незначительно отличается от темпа его гумификации на поверхности земли. На незначительной глубине в почвах содержащих большое количество перегнивших и перегнивающих растений, заселенных множеством насекомых, из-за большого содержания бактерий и доступности тканей трупа насекомым - трупоедам, посмертное разложение мягких тканей может быть более интенсивным, чем на поверхности земли.

С увеличением глубины захоронения процессы трупного разложения начинают протекать медленнее. Это обусловлено более низкой температурой, отсутствием большинства насекомых - сапрофагов, падением биохимической активности почвы, замедлением темпов бактериального разложения и анаэробными условиями. Указанные факторы относятся ко всем видам грунтов…»..

 

5. Попов В.Л. «Идентификация останков царской семьи Романовых» (Avalanche, СПБ, 1994г)

 «При решении вопроса о давности захоронения были отмечены следующие морфологические особенности:

1) мягкие ткани почти всех скелетов (за исключением тазовой части скелета № 2) полностью разрушены;

2) суставные хрящи на всех суставных поверхностях также полностью отсутствуют;

3) полости черепов пусты (за исключением черепа № 4, где сохранился головной мозг);

4) твердые мозговые оболочки отсутствуют;

5) поверхность костей имеет оттенки от серого до коричневого;

6) маслянистость костей утрачена;

7) поверхность костей шероховатая, поверхностные слои костей хрупкие с множеством дефектов костной ткани;

8) кости утратили часть своей массы.

На поперечных распилах фрагментов длинных трубчатых костей было замечено, что их компактное вещество на глубину до 1,5 см имеет белесовато-желтый цвет, рыхлую и крошащуюся консистенцию, а в более глубоких слоях — парафиноподобную, костный мозг имеет вид плотной каменистой массы.

Цвет эмали зубов варьировал от светлых желтовато-серых до насыщенных буро-коричневых тонов. Поверхность эмали тусклая. При эпимикростереоскопии видны множественные поверхностные и более глубокие, короткие и средней длины трещины эмали, сориентированные преимущественно в продольном направлении по мере приближения к шейке зуба. У многих зубов отмечалось частичное отслоение эмали от дентина. В пришеечной зоне обнаружены поверхностные и глубокие локальные костные дефекты. Корни отличались более темной окраской и имели преимущественно бурокоричневый цвет. На их поверхности также имелись множественные поверхностные и более глубокие эрозии костного вещества, а также густая сеть взаимно пересекающихся трещин.

Облучение наружной поверхности костей ультрафиолетовыми лучами приводило к возбуждению видимой люминесценции, которая имела оттенки от серовато-голубого до серовато-коричневого. При облучении поперечных распилов диафизов видимая люминесценция приобретала синеватобелесый оттенок, который усиливался в глубоких слоях кости.

Совокупность приведенных признаков, с учетом суглинистого характера почвы в месте обнаружения останков, позволяла определить давность захоронения как превышающую 50—60 лет».

В работе указано, что среди отдельно предоставленных зубов были выявлены два седьмых зуба верхней  челюсти, принадлежавшие подростку 13-16 лет и в таком случае не могут принадлежать останкам №№ 1 – 9. Эмаль этих зубов белесовато-желтоватая, блестящая с множественными поверхностными и глубокими, короткими и протяженными трещинами, с поверхностными дефектами в пришеечной области. Корни светло-коричневые с трещинами в виде сеточки. Давность зубов по их состоянию определена в 40  - 50 лет.

В разделе «О фотосовмещении и портретной идентификации» автор анализирует попытки отождествления личности императора и его окружения, в первую очередь методами фотосовмещения и портретной идентификации, опубликованные в периодической печати и монографии А.Грянника «Завещание Николая II». Приведены требования к исследованию данными методами. Далее в тексте указано: «Почему же терпят фиаско методы количественной оценки? Важные сведения в этом отношении опубликовали R.Helmer, J.Schimmler и J.Rieger (1989). Они оценили зависимость результатов фотосовмещения от технической точности при разметке опознавательных точек на черепе. … Если разметка («точка»)  достигает  2 мм в диаметре, то при прочих равных условиях точность не может быть более 1:60000. … Следует обратить внимание на два других обстоятельства. Во-первых, в статье идет речь о значении точности результатов исследования при разметке только одного из сравниваемых объектов – черепа, где локализация упомянутых точек достаточно определенна. На лице же соответствующие точки имеют менее определенную локализацию, следовательно, значимость результатов будет связана с дополнительной потерей точности. Во-вторых, в отечественной практике используют ряд других точек, положение которых на черепе менее определенно или имеет разные анатомические толкования. Все изложенное еще раз свидетельствует о том, что имеет все основания существовать никем еще не исключенное положение о возможности «вписать» один череп в изображение лица разных людей, также как и фотоснимок двух разных черепов – в изображение одного человека. … Все приведенные соображения однозначно говорят о том, что фотосовмещение при отождествлении личности является методом:

1. не отличающимся достаточной идентификационной значимостью;

2. не имеющим самостоятельного значения при идентификации личности;

3. не имеющим конкретного способа количественной оценки полученного результата;

4. не позволяющим выходить за пределы предположительных суждений».

Свои умозаключения автор иллюстрирует анализом фотосовмещения прижизненной фотографии Николая и фотографии черепа № 4:

«… Что лишает эксперта возможности сделать категорическую оценку? Таких причин немало, они носят принципиальный и объективный характер и не могут быть устранены:

1. невосполнимо утрачена часть костей лицевого скелета, лишающая возможности обозначить проекции внутренних углов глаз и верхних краев крыльев носа;

2. утрачены почти все зубы верхней челюсти, что не позволяет установить проекцию линии смыкания и углов рта;

3. не обозначена проекция линии роста волос;

4. нерезкое изображение лица не позволяет с необходимой точностью обозначить все основные  стандартные опознавательные точки на прижизненной фотографии;

5. из-за прищура глаз сужена глазная щель и опущены верхние веки, что меняет истинное положение наружных углов глаз;

6. на фотоснимке лицо молодого человека, а императору в момент смерти было 50 лет» (стр.46)

Далее автор анализирует метод портретной идентификации: «Сущность метода во многом совпадает с сущностью метода фотосовмещения. Различие заключается лишь в том, что при первом сопоставляются лица человека на двух фотоснимках». (стр.47)

 

6. К анализу математических и статистических данных 

В Заключении № 01нт от 30.06.1993г. имеется раздел 6 с математической и статистической обработкой результатов исследований методом фотосовмещения. По просьбе исполнителя данного анализа сотрудники кафедр математики высших учебных заведений Санкт-Петербурга оценили работу эксперта, и пришли к следующим выводам:

"... Сравниваются несравнимые параметры, события считаются равновероятными, и вообще - всё сводится к желаемому результату.

Вероятности совмещения критериев допустимо перемножать только в случае независимости событий, но автора это не смущает.

Кроме того, эксперт заявляет, что "положительный результат сопоставления может быть получен не чаще, чем в каждом втором случае". Сказанное им не то же, что "вероятность положительного результата равна 0,5". Эта фраза скорее означает крайне малую вероятность. По этому критерию можно установить соответствие между двумя людьми, которые по использованным экспертом показателям заведомо различаются. Например, при разнице в окружности головы можно слегка подтянуть один из них к другому, и далее следовать по примененной экспертом методике. В его Заключении вообще нет каких-то различий между любыми парами исследуемых скелетов...".

«Впечатление такое: перемножаются вероятности событий, которые не являются независимыми.

Самое слабое место в обосновании эксперта - подсчёт вероятностей одновременного возникновения событий без доказательства их независимости».

 

7. Гаража Н.Н. Изменение цвета зубов в зависимости от давности захоронения. Судебно-медицинская экспертиза и криминалистика на службе следствия. - Ставрополь, 1971[3].

«… Для сравнения окраски зубов по давности захоронения в годах были выделены три группы; первая— 11 —15 лет; вторая — 16—22; третья — 31—38 лет. Установлено, что во всех наблюдениях, независимо от окружающей почвы и давности захоронения, цвет эмали не меняется. Изменялась окраска только корней зубов. … Осмотр зубов первой группы показал, что преобладающими цветами корней зубов первой серии были бледно-песочный (60%) и бледно песочно-ореховый (30%). В первой серии редко наблюдались зубы абрикосово-желтой (3%) и бежевой (7%) окраски. Среди второй серии бледно-песочная окраска выявилась у 40% зубов и бледно песочно-ореховая — у 49%. В этой серии чаще, чем в других, наблюдалась абрикосово-желтая окраска (11%). В четвертой серии превалирующей также была бледно-песочная окраска (68%), но сравнительно часто обнаруживалась соломенно-желтая (23%) и нередко абрикосово-желтая (8%). Сравнение данных окраски корней зубов первой группы позволило установить различие в окраске зубов одинаковой давности захоронения (11 — 15 лет) в трех различных почвах, и, следовательно, зависимость цвета корней от морфологических и физико-химических свойств окружающих трупы почв. При обследовании второй группы зубов с давностью захоронения от 16 до 22 лет также наблюдалось различие в окраске зубов, пребывающих в неодинаковых почвах. В первой серии одинаково редко встречались зубы бледно-песочной (13%) и бледно песочно-ореховой окраски (13%) и значительно часто абрикосово-желтой (74%). Среди второй серии бледно-песочная окраска составляла 62%, бледно песочно-ореховая — 34% и абрикосово-желтая— 3%. Большинство зубов (92%) третьей серии были бледно-песочной и только немногие (8%) бледно песочно-ореховой окраски. Зубы пятой серии в основном имели корни бледно песочно-ореховой (69%), бледно-песочной (28%) и редко абрикосово-желтой (3%) окраски. Данные об окраске зубов второй группы также свидетельствуют о зависимости цвета корней зубов от свойств окружающей почвы. Так, если в этой группе для зубов первой серии был характерен абрикосово-желтой цвет, для второй и третьей — бледно-песочный, то для пятой — бледно песочно-ореховый. Наличие большего количества зубов второй (62%) и третьей (92%) серий с бледно-песочной окраской корней в этой группе объясняется тем, что они находились от 16 до 22 лет в сходных дерново-карбонатных почвах на мергелях (II серия) и горных лесов (III серия). Сравнивая данные об окраске корней второй группы с первой, можно отметить, что с увеличением срока захоронения изменяется их цвет. Это особенно четко выявлялось на зубах первой серии, где частота абрикосово-желтого цвета соответственно повысилась от 3 до 74%. В третьей группе имелось существенное различие в окраске зубов. Корни зубов шестой серии были в основном соломенно-желтого (90%), реже—абрикосово-желтого цвета (10%), а среди зубов первой серии наблюдалась различная окраска: бледно песочная (35%), бледно песочно-ореховая (18%), абрикосово-желтая (45%) и редко — соломенно-желтая (1%). Приведенные данные указывают, что окраска зубов трупов, находившихся в земле, меняется не только от давности захоронения, но и зависит от свойств окружающей их почвы.

 

8. Определение давности захоронения трупа по одонтологическому статусу (Н.Н. Гаража, СМ. Ремизов, 1975)[4].

Для изучения посмертного состояния зубов предлагается комплекс методов исследования, включающий осмотр, эпимикроскопию, микроскопию, электронную микроскопию, спектрографию и склерометрию … Основным цветом корней зубов 16-20-летней и более давности захоронения является абрикосово-желтый, наряду с которым встречаются бледно-песочный и бледно-песочно-ореховый … Блеск эмали зубов, пролежавших в почве до 20 лет, полностью сохраняется. … Потеря блеска и помутнение эмалевой поверхности в виде матовых пятен различной формы, обычно располагающихся на губной или щечной поверхности, отмечаются только у некоторых зубов 30-летней давности захоронения. Трещины эмали находятся на всех зубах независимо от давности погребения. …

Трещины цемента встречаются на зубах 30-летней давности захоронения. Обычно они поверхностные и располагаются в виде сеточки по всей поверхности. Отслоение эмали от дентина выявляется нечасто и только у зубов 30-летней давности захоронения. … Основным видом изменений эмали являются множественные поверхностные продольные микротрещины коричневого и буро-коричневого цвета, располагающиеся исключительно в пришеечной части коронки. Они появляются на зубах даже двухлетней давности захоронения, а с увеличением срока частота зубов с такими микротрещинами возрастает. После 30 лет пребывания в почве зубы без них встречаются исключительно редко. Помимо продольных микротрещин на поверхности эмали зубов 30-летней давности захоронения обнаруживаются единичные и множественные поверхностные поперечные микротрещины, локализующиеся чаще всего на губной (щечной) и язычной (небной) поверхностях коронок. Микротрещины корня имеют вид сеточки и по цвету не отличаются от остального цемента. Количество зубов с микротрещинами корня с увеличением сроков давности захоронения нарастает. При небольших сроках пребывания в земле микротрещины занимают небольшой участок одной из поверхностей корня, преимущественно у шейки, а при 30-летией давности вся или почти вся поверхность корня поражена ими. …

У зубов 30-летней давности эрозии подвергается поверхность цемента всех зубов, причем в половине случаев затрагивается дентин, эрозия носит множественный характер. …

Микроструктурные признаки разрушения дентальных тканей выражаются в том, что пульпа зуба и предентин распадаются, четкость границ между ними нарушается, отмечается деструкция стенок дентинных трубочек, основное вещество дентина и цемента распадается с образованием шаровидных, глыбчатых, зернистых, гомогенных структур, единичных и множественных, мелких и крупных полостей. Наиболее податливыми к распаду и разрушению тканями зуба являются пульпа и предентин, которые обычно разрушаются и исчезают в первые два-три года после захоронения. Вслед за пульпой и предентином распаду подвергаются интерглобулярный дентин, затем околопульпарный и несколько позже плащевой дентин. Изменения чаще проявляются в области корня зуба, особенно около верхушки. Одновременно с изменениями в пульпе и предентине, но позднее выявляется деструкция стенок дентинных трубочек, распад интерглобулярного дентина с образованием различных структур и мелких единичных полостей. Эта форма разрушения наиболее часто наблюдается в первые десять лет после захоронения.

Для зубов, пролежавших в почве 11 -20 лет, характерны множественные мелкие и крупные полости в околопульпарном дентине, бухтообразные участки деструкции вокруг полости зуба. Остатки пульпы не обнаруживаются. В результате распада основного вещества плащевого дентина в нем возникают множественные мелкие и единичные крупные полости. Такие участки приобретают мозаичный или кружевной рисунок, иногда  напоминают пчелиные соты, занимают довольно обширные площади как в центральных отделах зуба, так и на периферии около полости зуба. Отмечается начало распада цемента и появление в нем мелких сливающихся полостей, появляются признаки исчезновения границы между цементом и дентином и отслоение цемента от дентина. При пребывании в почве свыше 30 лет вышеописанные структурные изменения основного вещества дентина с образованием множественных крупных полостей в плащевом дентине нарастают. Дентин представляется пенисто-ячеистым с множеством структур, сходных с термитными ходами или пчелиными сотами. Относительной устойчивостью обладает цемент зуба. Только после 30 лет пребывания зубов в почве цемент отслаивается с поверхности дентина, исчезает граница цемента с дентином, отмечается его распад и появление в нем полостей, склонных к слиянию, обычно в околоверхушечной части корня зуба. Всегда хорошо сохраняются дентикли.

Для зубов 16-20-летней давности захоронения присущи: абрикосово-желтая окраска корней, появление пигментации эмали и цемента, множественных мелких и единичных крупных полостей в плащевом дентине, распад цемента и появление в нем мелких сливающихся полостей, постепенное исчезновение границы между цементом и дентином, отслоение цемента от дентина. Для зубов 30-летней давности захоронения свойственны: абрикосово-желтая окраска корня, помутнение поверхности эмали, трещины цемента в виде сеточки, отслоение эмали от дентина, поперечные микротрещины поверхности эмали, микроэрозии поверхности эмали, отслоение эмали от дентина, образование множественных крупных полостей в плащевом дентине, разрушение кристаллов эмали, появление ультрамикроучастков эрозии эмали. …

 

9. Определение давности захоронения при УФО бедренных костей

(Учебно-методическое пособие Ижевск 2010)

Давность

(годы)

 

Характер люминесценции

0

Слабая, фиолетовая или средней интенсивности, часто красноватая

2

Очень сильная, беловатая, с небольшим синим оттенком

3

Очень сильная, беловатая, чаще сине-фиолетовая

5

Очень сильная, синеватая

9

Средняя, серо-фиолетовая; очень сильная беловато-фиолетовая

10

Хорошая, синеватая; очень сильная, беловато-синяя.

11

Хорошая, синеватая, несколько пятнистая

14

Хорошая, беловато-фиолетовая

18

Сильная, беловато-синяя

20

Сильная, беловато-фиолетовая

36

Хорошая, синеватая, частично

с коричневой внешней и внутренней зонами

56

Сильная, беловатая с синеватым оттенком

 

10. Из Инструкции о производстве судебно-медицинской экспертизы в СССР от 21 июля 1978 года № 694[5]

«3.6. Выводы в "Заключении эксперта" и заключение в "Акте судебно-медицинской (судебно-химической) экспертизы" являются научно обоснованным мнением эксперта, сформулированным на основании результатов произведенной им экспертизы.

Выводы (заключения) составляются на основании объективных данных, установленных в процессе экспертизы, экспертного анализа обстоятельств дела и данных медицинской науки».

 

11. Из Приказа МЗ СССР от 9 июля 1991 г. № 186

«О введении в практику "Правил судебно-медицинской экспертизы трупа"[6]

«…3.6.  Исследовательская  часть "Заключения  эксперта"  является    объективной  основой  для  составления  и  обоснования   экспертных выводов. Она включает последовательное   изложение   процесса исследования …

3.6.2.  Исследовательская часть должна объективно и исчерпывающе полно протоколировать все фактические  данные, выявленные в процессе исследования …

3.6.3. Исследовательская часть должна быть изложена понятно для лиц, не  имеющих специальных познаний в судебной медицине. При невозможности обойтись без специальных медицинских терминов поясняют их смысл. …

3.11.  Выводы  судебно-медицинского эксперта должны являться научно обоснованным мотивированным ответом на поставленные вопросы, к которому он приходит на основе своих специальных знаний и в результате всестороннего и объективного анализа и обобщения данных … Если эксперт использовал нормативные материалы или справочные данные, указывают, какие именно. Не допускается применение отвергнутых  или    непроверенных методик.

3.12. Выводы следует излагать четко и конкретно,  не  допуская различного их толкования…».

 

12. Из Приказа МЗ РФ от 10 декабря 1996 г. № 407

«О введении в практику правил производства судебно - медицинских экспертиз»[7].

«…8.11.5. исследовательская часть должна объективно и исчерпывающе полно протоколировать все фактические данные, выявленные в процессе исследования трупа. Констатируются не только обнаруженные травматические или болезненные изменения, нормальное состояние органов и тканей, посторонние запахи и т.д., но и отсутствие имеющих значение для дела изменений или особенностей (отсутствие кровоизлияний, повреждений, запаха и т.д.). Не допускается подмена подробного описания диагнозами ("абсцесс", "входное огнестрельное ранение" и др.) или выражениями "в норме", "без особенностей" и т.п., а также сокращение слов, за исключением общепринятых;

8.11.6. исследовательская часть должна быть изложена языком, понятным для лица, не имеющего специальных познаний в судебной медицине. При невозможности обойтись без специальных медицинских терминов их смысл должен быть разъяснен; … 8.18. Выводы судебно - медицинского эксперта должны представлять собой научно обоснованные, мотивированные ответы на поставленные вопросы, к которым он приходит в результате всестороннего и объективного анализа данных исследования трупа, результатов дополнительных и лабораторных исследований, изучения медицинской документации и использования других материалов, представленных следователем. Если эксперт использовал нормативные материалы или справочные данные, то он указывает, какие именно. Не допускается применение непроверенных (неапробированных) методик.

8.19. Выводы следует излагать четко и конкретно, не допуская различного их толкования. ...».

 

13.  Из Приказа Министерства здравоохранения и социального развития РФ от 12 мая 2010 г. № 346н «Об утверждении Порядка организации и производства судебно-медицинских экспертиз в государственных судебно-экспертных учреждениях Российской Федерации»[8].

«… Эксперт, получив материалы и объекты экспертизы, обязан:

— изучить содержание постановления или определения о назначении экспертизы, состояние упаковки материалов и объектов (целость, наличие и характер ее нарушения), пояснительные надписи на ней;

— установить соответствие представленных объектов перечню, приведенному в постановлении или определении о назначении экспертизы, и оценить их достаточность для решения поставленных вопросов;

— оценить возможность производства экспертизы в установленный руководителем ГСЭУ срок, исходя из вида, характера и объема предстоящих экспертных исследований, и доложить ему об этом;

— принять меры к обеспечению сохранности материалов и объектов экспертизы.

… В исследовательской части заключения эксперта обязательно указывают:

— содержание и результаты всех этапов экспертных исследований (в том числе, экспертных экспериментов) с указанием примененных медицинских технологий и экспертных методик, технических средств и расходных материалов;

— перечень и количественные характеристики объектов, изъятых для дальнейших экспертных исследований в ГСЭУ или переданных органу или лицу, назначившему проведение экспертизы с указанием даты и адресата их направления;

— условия, методику и результаты получения образцов для сравнительного исследования;

… Заключение эксперта в обязательном порядке содержит выводы по поставленным вопросам и их обоснование.

Выводы должны содержать оптимально краткие, четкие, недвусмысленно трактуемые и обоснованные ответы на все поставленные перед экспертом вопросы и установленные в порядке его личной инициативы значимые для дела результаты экспертизы.

…IV. Особенности порядка организации и проведения экспертизы трупа

33. При осмотре трупа с повреждениями различного происхождения на месте его обнаружения (происшествия) эксперт отмечает:

… 33.19. при обнаружении скелетированного трупа:

положение костей на местности, их взаимное расположение, соответствует ли оно нормальному расположению в скелете, соединены между собой или нет, расстояние между отдельными костями и костными конгломератами;

цвет каждой кости, плотность, посторонние образования, дефекты костного вещества, аномалии развития, наличие или отсутствие суставных хрящей и связок, повреждения (переломы, костные мозоли в области старых переломов, признаки заболеваний костей), состояние эмали зубов;

при наличии одежды и обуви - их состояние, загрязнения, повреждения;

локализацию сохранившихся кожных покровов, их состояние, наличие и цвет волос, индивидуальные особенности (татуировки, рубцы);

наличие растений в области ложа трупа, насекомых (жуки, муравьи, мухи, их личинки и куколки).

при обнаружении скелетированных останков в грунте - глубину и способ захоронения (в гробу, без гроба, в одежде, без одежды, одиночное, массовое), тип почвы, ее влажность, наличие или отсутствие в могиле грунтовых вод, нор животных, прорастание корней деревьев и кустарников.

Извлечение костных останков производят вручную осторожно и только после освобождения от почвы всех костей скелета…»

14. Из дневников Г.Рябова о ходе раскопок предполагаемого захоронения царской семьи[9].

«...Пробито 5 скважин под шпалами. В двух из них (70 см друг от друга каждая скважина) бур извлек (глубина в 120 см) приблизительно двадцатиметровый слой черной субстанции с запахом мазута. Я уверен, что это искомое: останки трупов Романовых и их людей (в этой могиле 9 человек, все, кроме Алексея и Демидовой). Все, что осталось в результате воздействия бензина, серной кислоты... Вдоль старой дороги под травой и водой, заросшей и невидимой простым глазом, лежат шпалы. Прощупываются щупом, начали бурить вручную, итоги описаны. Когда после нескольких очередных вытряхиваний содержимое бура оказалось совсем непохожим на остальные пробы черной массой с запахом горючего, стало ясно, что это "нечто” чем-то сожжено, да и бур на этом месте легко шел в землю …когда мы прибыли, они уже начали раскоп места предполагаемого погребения. Снят слой мокрой травы, верхний слой земли, обнажены шпалы. …  2 снимка со ст[ороны] разъезда 184 при начале разработки объекта № 1. Со стороны 184 раз[ъезда] общий вид объекта № 1 после освобождения] и промывки шпал. Сняли 1-й слой шпал, под этим слоем обнаружен 2-й слой шпал, проложенный вдоль дороги, здесь же навалены сучки, остатки деревьев, камни, кирпич. Уперлись в 3-й слой шпал, поскольку здесь вдоль дороги протекает ручей и как раз он течет по искомому объекту, все заливает водой. Раскопано см 60, глина. Сквозь воду из глубины выходит воздух, вода пузырится. … Эврика! Первая находка — на глубине 80 см обнаружена часть фрагмента тазобедренной кости, черного цвета, по виду обработанная сильным хим[ическим] реактивом. Обнаружены: часть позвонка и позвонок. Прекратили работать лопатами, мокрая глина. В ней трудно что-либо обнаружить, глина течет. Сквозь пальцы, тут же натекает вода, хотя Ген[надий] Петр[ович] вычерпывает ее лопатой, подобранным мною ст[арым] ржавым ведром и миской, найденной на дороге... Здесь же обнаружена 21 тазобедр[енная] кость. Под шпалой, под слоем грязно-желтой воды Гелий обнаружил кисть руки. Снимают лопатой слой мокрой глины, тут же все заливает водой. Стал шарить руками под водой, заявил, что он прощупывает ребра, кисти рук с маленькими косточками. Пытаются отчерпать воду, но, кажется, это бесполезно. А Гелий еще собирался при обнаружении останков собрать их в мешок и перевезти либо в Москву, либо здесь же перенести в др[угое] место. … Фрагментов одежды нет. В наиболее разработанной части кости превратились в золу. Теперь они обнаруживаются по всей площади раскопа. Кругом на поверхности грязной воды появляются пузырьки воздуха. …Владислав] долго, опустив руки в воду, копался там, извлекая фрагменты косточек, но вот он объявил, что обнаружил череп, извлек челюсть с зубами, не хватает передних 2-х зубов. Наконец извлечен и череп с крошечным остатком темно-русых волос. Гелий пошел промывать череп, внутри обнаружены остатки где перегоревшего, а где и полусохранившегося мозга бежевого цвета внутри, а по краям темно-вишневого. Отдельные фрагменты мозга сохраняют цвет и структуру, извилины и т.п. … При просовывании руки в жидкую глиняную массу ребята устанавливают, что трупы лежат друг на друге. Извлечены позвонки. Александр] Николаевич) и Ген[надий] Петр[ович] обнаружили еще череп и челюсть с шестью (6) золотыми зубами (мост и 2 коронки). … Снова поиски в глине, Влад[ислав] опять извлекает череп (ему надо было быть археологом, его преследует археологическое счастье). Промыли здесь же в ручье, на черепе в затылочной части крупное отверстие от пули, в правой височной части след от 3-х гранного штыка с ровными краями. Напротив отверстие от пули, в противоположной части черепа — др[угое] отверстие, что свидетельствует о том, что оно сквозное. Череп обнаружен между мелких осколков костей и позвонков, по размеру маленький (очевидно, кого-то из дочерей)...Сфотографировали 3 черепа вместе, собранные фрагменты костей. Затем 2 черепа: маленький и с пулевым отверстием Гелий взял себе, а 3-й череп с золотыми зубами передал Александру] Николаевичу] Авдонину. Черепки керамической фляги и позвонок взял Генн[адий] Петрович. Затем все вместе составили акт о вскрытии захоронения, под актом расписались все участники — 6 человек. Акт вложили в стальную капсулу. …...2 июня 1979 г. Открыта шахта. …  На глиняной площадке при поверхностных срезах почвы обнаружено несколько металлических фрагментов, подлежащих дальнейшему изучению. Куски проволоки, кусок пряжки, кость. В радиусе до 30 м и больше от открытой площадки в разных местах в поверхностном слое земли среди углей обнаружены осколки фаянсовой посуды с синим и красным орнаментом, стекло разной величины. Одно из них с тщательно обточенным камешком. …План работы на 6-10 сентября 1979 г. 1. Место секретн[ого] захоронения промерить в шагах от соответствующих] ориентиров и занести в сей дневник, на план сделано.2. Капсулу, вернее, сопутствующее содержимое переложить из хлорвинила (плесень!!!) в брезент, дерево, в общем — иную среду, не стали этого делать. 3. Попытаться отыскать захоронение А.С. Демидовой и Алексея. (Остатки кострища под накопившимся слоем земли не нашли). 4. На открытой шахте продолжить тщательный поиск и сбор вещественных] док[ументо]в. (В частности, спуститься со страховкой к стволу шахты). Ничего. 6.Осмотреть в городе М. [Береговую], д. 6 (кв[арти]ра Юровского).

6-7-8-9 сентября 1979 г. мною, А.Н. Авдониным, Г.П. Васильевым (участвовал 8 и 9) произведено обследование района секретного захоронения с целью выявления могилы А.С. Демидовой и А[лексея] Николаевича, а также фиксации состояния места секретного захоронения остальных Романовых и их людей. Кроме этого, ставилась цель добыть дополнительные вещественные доказательства пребывания на Ганиной яме (открытые шахты) Юровского и его команды, а также Соколова с его людьми. 6 и 8 числа обследовался Лог, 7 и 9 — открытые шахты. … 1. Выяснилось, что все работы необходимо проводить не ранее июля-августа, т[ак] к[ак] раньше слишком обильна вода, жрут комары (как это и наблюдалось в первом случае).2. Р[айо]н Лога и участок захоронения в полном и несомненном порядке. Никаких следов вскрытия захоронения в июне 1979 г. не наблюдается. Почва плотная, заросла тра­вой, кустики, посаженные в центре вскрытия, хорошо принялись. Одна шпала ближе к северу (поперек) и два обломка ближе к югу (вдоль) — обкатались. В течение двух дней (через день), через каждые 1,5-2,5 м производились срезы верхнего слоя почвы на глубину до 30 см с целью выявления старых кострищ и обнаружения под одним из них могилы Демидовой и Алексея. Одно мощное кострище под слоем 15-20 см обнаружено с направлением на Ю-В., на кромке леса "Площадь до 2 кв. м”. Но под ним, до глубины 1,20 приблизительно слой земли не нарушен, углей в глубине нет...6 июля 1980 г. Г). 1. Предполагаемый череп Н[иколая] II. Сохранилась только нижняя челюсть, на которой с правой стороны сохранился один коренной зуб (самый дальний). С правой стороны зуба у корня серебряная пломба размером 2x4 мм. С левой стороны мост золотой, на вид высокой пробы из 5 зубов, мост надет на дальний коренной зуб и на клык. Золото на клыке проедено (протерто) наверху с левой стороны. 2.Предполагаемый череп Алексея или Анастасии. На нижней челюсти сохранились 5 зубов слева, 4 зуба справа, если считать от дальних коренных зубов вперед. На левом коренном зубу цементная пломба с наружной стороны и на правом втором коренном серебряная пломба с наружной стороны. 3. Предполагаемый череп Т[атьяны] Н[иколаевны]. Сохранились верхняя и нижняя челюсти, все зубы [...'] кроме передних верхних двух. На нижних коренных дальних с наружной стороны серебряные пломбы. У последних двух черепов нижние зубы-мудрости не поднялись ни справа, ни слева. Вечером 6 июля 1980 г. приблизительно в 19 часов приступили к изготовлению специального] ящика для повторного захоронения находящихся у нас трех фрагментов скелетов. Доски (в наборе), покрашенные красной морилкой и сверху нитролаком (НУ-222?), доставил Гена Васильев. 3 или 4-го июля Васильев и Авдонин съездили на разъезд 184 и извлекли из земли ампулу и фрагменты костей, зарытые нами там 1 .VI.79. Сколочен ящик в форме прямоугольника. Внутрь положены (в хлорвиниловой обвертке и таких же мешках поверх обвертки). 1. Череп Николая II (?) золотой мост слева. 2. Череп Татьяны Николаевны (?). 3. Череп Алексея Николаевича (?) или Анастасии Николаевны (?). Туда же положены в такой же обертке: 1. Фрагменты костей из-под сосны. 2. Фрагменты костей, которые хранил Авдонин (кроме черепа Николая). 3. Фрагменты костей, которые хранил Г. Васильев. 4. В двух флакончиках со спиртом — зубы, выпавшие из 2-х черепов, хранившихся у меня (Г. Рябов) — Т.Н. и А.Н. и зуб, подобранный мной в захоронении, неизвестно чей. Кроме того, в этих флакончиках тщательно собран весь прах, осыпавшийся с черепов во время хранения, + фрагменты некротизированной ткани с черепов. Все вышеперечисленное уложено в ящик. Поверх праха (останков). Положен медный (желтой меди) ”крест-хранитель” с распятым спасителем и обычной надписью на обороте. Много сделано штихелем, грубо, следующие надписи: Вверху, справа: "Претерпевший до конца — спасется”. ”Матф. X — 22” и "Взято 01.06.79. Возвращено 07.07.80”. Ящик заколочен. Электропоездом 20.33 (моек, времени) выехали на Шувакиш. … Авдонин настаивает на том, чтобы сделать колодец и опустить в него ящик. И все. Я предлагаю сделать сбоку могилы (у куста) разрез-траншею глубиной приблизительно 1,5 м и из этой траншеи, подкопом с глубины, углубиться в могилу. Мои доводы: все равно мы еще раз нарушаем покой этого места. А раз так — мы обязаны получить какие-то дополнительные данные. Более всего я настаиваю на поиске револьверных пуль. Мое предложение проходит. Делаем разрез-траншею приблизительно 7,0x1,20x1,60 (глубины). Работу начали ровно в 12.00 (24.00) (мест, вр.), опаздывая, таким образом, против аналогичных действий Я.М. Юровского ровно на 62 года + одни сутки приблизительно... Освещаем работу фонариком. Он быстро садится, но светит. Углубляемся в могилу. Через 50-60 см Авдонин натыкается на скелет. Очищаем это место. Крупный череп, лежит макушкой к нам... На этом заканчиваем. Ящик ставим в углубление, предварительно вернув череп Демидовой на место. Гребень оставляем у себя. Разрез заваливаем землей, ветками (чтобы при раскопе вновь случайный человек ни до чего не докопался из-за трудности проходки), на ящик предварительно ставим (Авдонин) тяжелый большой камень, дабы (опять-таки!) случайный человек, наткнувшись на этот камень, не сумел прокопать дальше вглубь. Заравниваем, счищаем по возможности землю вокруг, разрез (поверхность) закрываем свежим дерном, заранее аккуратно срезанным с поверхности разреза. Сверху набрасываем сучья и ветки….».

 

15. «Ученые подвергают сомнению принадлежность екатеринбургских останков Святым Царственным Мученикам»[10].

К проведению слушаний в Госдуме в 1998 году по проблеме идентификации останков семьи Николая II в связи с "вновь выявленными обстоятельствами" призвала в Нью-Йорке "Российская зарубежная экспертная комиссия по расследованию судьбы останков Членов Российского Императорского Дома, убитых большевиками в Екатеринбурге 17 июля 1918 года".

Поводом для призыва послужил завершенный недавно американскими и российскими учеными в Станфордском университете и Национальной лаборатории в Лос-Аламосе анализ биологического образца, который был получен из привезенных из Иерусалима мощей святой Елизаветы - сестры царицы Александры Федоровны.

"Мы сопоставили ее ДНК с анализами останков, определенных государственной комиссией как останки императрицы, и оказалось, что они очень сильно различаются", - заявил один из авторов исследования, главный научный сотрудник Института общей генетики РАН доктор наук Лев Животовский.

Между тем, по его словам, митохондриальные ДНК сестер должны абсолютно совпадать.

Животовский подверг сомнению аутентичность биологических образцов, анализ которых в 1994 году позволил Государственной комиссии сделать вывод, что обнаруженные в Свердловской области останки принадлежат членам семьи Николая II.

"Исследования последних лет показали, что после смерти организма ДНК начинает очень быстро деградировать, "рубится" на части, и чем больше времени проходит, тем эти части становятся короче, - заявил ученый. - За 80 лет без создания специальных условий отрезки ДНК длиной больше 200-300 нуклеотидов не сохраняются. А при анализе 1994 года, выводами которого оперировала Госкомиссия, удалось выделить отрезок длиной 1223 нуклеотида".

При этом, как отметил Животовский, Екатеринбург не находится в зоне вечной мерзлоты, где эти останки могли бы сохраниться без значительных повреждений цепочек нуклеотидов.

"Анализ ошибок ДНК-исследования 1994 года, значительные нарушения судебно-медицинских процедур, несоответствия обстоятельствам дела и, наконец, несовпадение ДНК предполагаемых сестер свидетельствует против утверждения, что "екатеринбургские останки" принадлежат членам семьи Романовых", - заявил один из руководителей комиссии Петр Колтыпин-Валловский.

Зарубежная экспертная комиссия была создана русскими эмигрантами первой волны и их потомками в 1989 году вскоре после объявления киносценаристом Гелием Рябовым об обнаружении им и еще несколькими энтузиастами будто бы останков Св. Царя-Мученика Николая II и его венценосной семьи.

(Фальсификации вокруг неизвестных "екатеринбургских останков" в политических целях были поддержаны советско-сергианской Московской патриархией, учинившей помпезное их перезахоронение. Подобные кощунства и надругательства над памятью Святых Царственных Мучеников вызвали неоднозначную реакцию в среде верующих, в частности в среде РИПЦ и РПЦЗ, в связи с чем Синод РПЦЗ под председательством Митр. Виталия, после изучения всех обстоятельств дела, заявил о непризнании принадлежности неизвестных «екатеринбургских останков» Святым Царственным Мученикам).

В 1995 году члены зарубежной комиссии Колтыпин-Валловский, Евгений Магеровский и ныне покойный князь Алексей Щербатов по приглашению правительства РФ участвовали в пленарном заседании Государственной комиссии по идентификации и захоронению царских останков[11]. .

 

16. Попов В.Л. Антропологические противоречия при исследовании екатеринбургских останков //Материалы Международной научной конференции "Царское дело и екатеринбургские останки" г. Санкт-Петербург 26-27 апреля 1998 года[12].

«…Назначив экспертизу по исследованию останков Великого Князя Георгия Александровича и поставив вопрос о том, являются ли извлеченные из захоронения в Петропавловском соборе останки действительно останками родного брата Николая II, он вольно или невольно признал то, что в связи с имевшим место вскрытием захоронений в Петропавловском соборе и Великокняжеской усыпальнице при советской власти в 20-е годы могла быть случайная или намеренная подмена останков.

Эксперты заявили ходатайство о предоставлении материалов о болезни, смерти и погребении Великого Князя. Эти документы имеются в Российском государственном историческом архиве, что на Английской набережной Петербурга. Ответ не был получен.

По непонятной причине следователь уклонялся от установленной законом формы общения с экспертами. Ему не нравились письменные ходатайства. Он предлагал экспертам излагать свои просьбы и ходатайства при личном общении или по телефону. И даже упрекал экспертов, если они не пользовались этими непроцессуальными действиями. Эта позиция, видимо, была очень удобна, так как могла позволить в любой момент заявить о том, что никаких ходатайств не было.

Однако на сегодня остается фактом то, что следователь В.Н.Соловьев так и не получил заключение экспертов по установлению подлинности останков Георгия Александровича. Отсюда возникает вполне правомочный вопрос: с останками какого человека проводилось генетическое сравнительное исследование в Роквиле (США)?

Второй чрезвычайно важный вопрос, который может приобрести доминирующее значение в связи с уже установленным фактом фальсификации документов и, прежде всего, так называемой "Записки Юровского", - это вопрос об "изъятии" 3-х черепов из екатеринбургского захоронения Г.Т.Рябовым и А.Н.Авдониным в 1979 году. Есть весьма серьезные основания сомневаться в правдоподобности их объяснений.

Как зафиксировано на раскопках 1991 года, размеры захоронения составляли около 2,5х2,5 метра. Останки лежали на всем протяжении площади захоронения в 2 яруса. В своих объяснениях, данных во время официальных допросов, Рябов и Авдонин указали место и площадь своих "раскопок" в 1979 году: 50х50 см в зоне расположения останков №№1 и 7 (в современной нумерации). Три черепа, которые извлекли в 1979 году, имеют отношение к останкам №№ 1,5,6. Если череп №1 находился в проекции раскопок Рябова-Авдонина, то черепа №5 и№6 должны были находиться на расстоянии от 1 до 1.5 метров от границ этого раскопа и дотянуться до них было просто-напросто невозможно. В то же время находившийся в площади раскопа 1979 года череп №7 почему-то не попал в поле зрения копателей. Мы обращаем внимание на эти несоответствия исключительно потому, что они подтверждаются опубликованными материалами следствия, а также как объективное свидетельство неспособности или заведомого нежелания следователя видеть очевидные противоречия. Сопоставление этих фактов дает основание предположить, что Рябов и Авдонин провели раскопки не с тем, чтобы "извлечь" 3 черепа из захоронения, а затем, чтобы положить их туда.

Третий вопрос касается последствий серьезной травмы, полученной Николаем Александровичем в 1891 году в Японии. Наиболее пристальному вниманию подвергался череп №4, поскольку именно ему отвели роль "императорского". Изначально все внимание было сосредоточено на его левой половине, так как предполагалось, что удар пришелся именно по этой, левой половине головы. Почему? На основании каких документов? С самого начала было видно, что каких-то очевидных следов травмы на левой половине черепа нет. Но нас тут же уверили, как водится без доказательств, в том, что череп в этом месте разрушен. Однако в каком именно месте? Кому ведомо это место? Но это было очень удобным оправданием того, что последствие удара саблей по голове не выявляется - дескать, кость разрушена. На первичном же цветном снимке черепа №4 видно, что кости целы. В 1993-94 гг. стало известно о существовании рапорта 3-х врачей, составивших свое заключение в 1891 году непосредственно после медицинского обследования раненого Цесаревича Николая Александровича. Из этого документа следовало, что по голове Наследника был нанесен не один, а, по меньшей мере, 3 удара; удары наносились не по левой, а по правой половине черепа, от одного из ударов откололся тонкий кусочек кости длиной 2,5 см. На правой половине черепа следов травмы также не было. Однако это отсутствие оправдалось все тем же разрушением поверхностных слоев кости, на этот раз от действия кислоты, так как на правой половине черепа было заметно темное пятно. Но темное пятно - это изменение цвета, а не разрушение кости.

При всей очевидной некорректности такого рода "объяснений" невольно начинает формироваться мнение о том, что как сами фактические данные, так и причины и обстоятельства их возникновения следствие не интересуют - лишь бы дать хоть какое-то первым приходящее в голову объяснение с надеждой, что оно будет принято не более чем на веру (где уж там до предусмотренного процессуальным законом "всестороннего, полного и объективного" расследования).

В 1995 году в Екатеринбурге проведено исследование черепа №4 на компьютерном томографе. Исследовались "срезы" этого черепа через каждые полмиллиметра. Результат - отрицательный. Объяснение: кости разрушились. Но разве нельзя при таком отрицательном результате не сделать иной, более подходящий для этого случая вывод: следов травмы нет, может, это - не череп Николая II. Мы приводим этот результат и его отрицательную оценку следователем как свидетельство односторонней интерпретации любого факта, который попадает в поле зрения следствия.

Попутно зададим себе такой вопрос: почему "владелец" "рапорта 3-х врачей" директор ГАРФа С.В.Мироненко так тщательно "скрывал" этот документ. Ведь если он на самом деле желал помочь следствию, то, по-видимому, немедленно должен был сообщить о таких важных находках следствию. Однако если он своевременно и добросовестно выполнил свою роль и передал документ следователю, то тогда все претензии следует адресовать следователю, который не обеспечивал экспертов своевременно необходимой информацией, о предоставлении которой они ходатайствовали.

Кстати, таким же образом обстояло дело с "Записными книжками Боткина" о состоянии здоровья Государя Императора Николая II, Цесаревича Алексея Николаевича и Великой Княжны Татьяны Николаевны. От историков мы узнали №№ фонда, описи и соответствующих страниц в этих документах, хранящихся в ГАРФе. Об этом сообщили следователю. Узнали, что следователь получил эти документы. Нам же он их не дал, заявив, что в них ничего нет. Не станем оспаривать процессуальную сторону этого дела, но этическая сторона такого отношения следователя к экспертам не выдерживает критики.

Отдельный вопрос о двух зубах подростка. Можно утверждать, что эти 2 зуба, которые по возрасту не могли принадлежать никому из 9 екатеринбургских скелетов, были как "кость в горле" следствия. С самого начала, когда формировался пакет костных объектов для генетического исследования, мы настаивали на том , чтобы оба или хотя бы один из этих зубов был направлен в Англию. Кстати сказать, нас заверили, что это будет сделано. Увы, генетик П.Л.Иванов возвратился из Англии и сказал, что зубы не исследовались. На вопрос: "Почему?" последовало публичное заявление (в присутствии следователя В.Н.Соловьева) генетика П.Л.Иванова, который буквально сказал, что эти зубы "прикарманили" то ли Попов, то ли американский профессор Мейплз. Позднее оказалось, что зубы находились в сейфе начальника Свердловской судебно-медицинской экспертизы. П.Л.Иванов, конечно же, знал, где они. Видимо, сознательно зубы не были взяты. А пристойных объяснений нет. Вот и навет.

Адресуем несколько вопросов непосредственно В.Н.Соловьеву:

Почему он смолчал, когда в адрес специалистов в его присутствии были сделаны необоснованные и в предельной мере оскорбительные упреки? Ведь он-то обязан был знать, где хранятся вещественные доказательства по делу, которое он расследует?

На каком основании эти зубы не направлялись для генетических исследований в Англию?

В курсе ли дела следователь В.Н.Соловьев, где вообще находятся вещественные доказательства по делу?

Последний вопрос отнюдь не риторический, если учесть, что в конце 1997 года Генеральная прокуратура сообщила о "чудесном появлении" среди екатеринбургских останков около 150 "новых" костей. Но это отдельный и серьезный разговор о том, как появляются "ниоткуда" вещественные доказательства в этом деле.

Вернемся к 2 зубам. Уж очень не хотелось следователю, чтобы среди екатеринбургских останков на суше появился 10-й человек. Поэтому назначается группа новых стоматологов, и она выполняет свою роль. Вывод, сделанный комиссией стоматологов, гласит, что:

А) два зуба принадлежат человеку в возрасте 15-21 года (никаких доказательств этого положения не приводится);

Б) по размерам и редким морфологическим признакам эти зубы принадлежат Анастасии Николаевне (о каких конкретно размерах и каких конкретно редких морфологических признаках идет речь - не говориться);

В) по этим же признакам эти 2 зуба не могут принадлежать Алексею Николаевичу.

Если допустить, что по первым двум позициям еще могут существовать какие-то объективные подтверждения, то третье положение представляется явной фантазией экспертов. Для того чтобы сделать такой вывод, эксперты должны были иметь информацию о "размерах и редких морфологических признаках" зубов Цесаревича Алексея. Однако таких сведений нет, сегодня их не существует, сегодня они некому неизвестны. Что же все это означает: некомпетенцию или сознательную фальсификацию? Один из этих 2-х ответов пусть выберут сами эксперты.

Бессмысленно говорить о доказательственной неполноценности фотосовмещения. Если этим методом в данном деле воспользовались два специалиста (Абрамов и Кислис) и пришли к математически обоснованным, но диаметрально противоположным выводам, методу этому "грош цена", за какими красивыми терминами не укрывали бы его беспомощность: "персонификация", "идентификация" и т.п. Все это очень хорошо показал в своем сообщении доктор юридических наук, профессор А.И.Бастрыкин.

Я не стану говорить о ДНК. Профессор Л.А.Животовский убедительно продемонстрировал несостоятельность этих исследований в данном деле. Я хочу лишь дополнить, что выбранный в качестве генетического "эталона" принц Филипп сам имеет неоднозначно трактуемое происхождение. Иначе как же объяснить, что его ДНК и ДНК его родной сестры принцессы Софии Ганноверской, как это было показано М.Кирком, отличаются. И еще. Генетик Иванов, выполняя исследования в соавторстве, на базе лабораторий Англии и США, еще получал какие-то результаты. Но вот, когда ему пришлось показать свое мастерство, он потерпел фиаско: разрушив без остатка один из 2-х зубов подростка, он не только не установил его индивидуальные генетические характеристики, но и оказался не в состоянии диагностировать даже его половую принадлежность[13].

 

17. Неволин Н. И. «Экспертиза века»[14]

В августе 1991 года на базе Свердловского областного бюро судебно-медицинской экспертизы начались исследования костных останков из захоронения предполагаемой семьи бывшего императора Николая II с целью их идентификации. …

На основании данных, полученных в результате исследования представленных на экспертизу костных останков, извлеченных из группового захоронения 11-13 июля 1991 года близ г.Екатеринбурга, и изучения обстоятельств дела было установлено следующее:

1. Давность захоронения по каждому из представленных 9 скелетов значительна, исчисляется десятками лет и составляет, вероятно, не менее 50-60 лет, т.е. может соответствовать времени расстрела Николая II и его семьи на Урале летом 1918 года.

2. У всех скелетов обнаружены участки разрушения костной ткани с явлениями выраженной декальцинации. Указанные изменения костной ткани частично могли возникнуть в результате воздействия кислой почвы места захоронения. Однако локальный характер разрушения костей скелетов и, особенно, наличие обширных разрушений костей скелета № 8, располагавшегося в наиболее углубленной части могилы, не исключают возможности возникновения повреждений в результате прямого воздействия кислоты, например, с целью уничтожения трупов.

3. Признаков воздействия открытого пламени (высокой температуры) на изучаемых костях не обнаружено.

4. На костях некоторых скелетов выявлены патологические изменения костной ткани и особенности анатомического строения, которые при жизни могли проявляться в виде заболеваний и клинических симптомов, заметных для окружающих людей, в частности:

— у скелета N 4 обнаружено полное костное сращение левого крестцово- подвздошного сочленения, шиловидные и гребневидные костные разрастания по краям тел многих позвонков, что могло сопровождаться при жизни погибшего болями в заднем тазовом полукольце и в спине, не исключены нарушения осанки, походки, ограничения объема движений. Имеет место также наличие костных разрастаний по краям головок бедренных костей, отмечающиеся в ряде случаев у лиц, занимающихся верховой ездой. На втором правом ребре выявлено наличие локального гребневидного утолщения наружной компактной пластинки, указывающее на наличие прижизненно сросшегося перелома этого ребра;

— у скелета N 5 выявлено полное костное сращение поперечного отростка 5-го поясничного позвонка с крылом подвздошной кости (частичная сакрализация 5-го поясничного позвонка), т.е. аномалия развития, иногда сопровождающаяся болями в пояснице, усиливающимися в вертикальном положении тела;

— у скелета N 7 имеется выраженный вертикальный наклон остистых отростков верхне-грудных позвонков, указывающий на отсутствие физиологического кифоза (изгиба кзади) верхнего отдела позвоночника, что при жизни могло проявляться в изменении осанки в виде заметной распрямленности спины;

— у скелета N 8 обнаружена костная мозоль на месте прижизненно сросшегося перелома в нижней трети правой локтевой кости;

— у скелета N 9 определяется аномалия развития грудного отдела позвоночника в виде расщепления дуг позвонков и связанной с этим деформации их тел (спондилолистез),а также костных разрастаний по краям тел позвонков. Клинически данные изменения могут сопровождаться болями в поясничной области. При указанной патологии в специальной литературе описана также возможность наличия трофических язв и параличей нижних конечностей.

Идентификация личности осуществлялась на основании комплексной оценки совокупности результатов остеологического исследования, компьютерного фотосовмещения и изучения ДНК костей методами молекулярной биологии. В роли вспомогательного метода использовалось скульптурное восстановление внешнего облика лиц, обнаруженных в захоронении.

На основании изучения имеющихся материалов судебно-медицинских остеологических, трасологических, серологических и генетических исследований комиссия экспертов 30. 12. 93 г. пришла к выводам о том, что:

1. Представленные на экспертизу костные объекты из места группового захоронения, обнаруженного вблизи г. Свердловска, являются останками девяти человек (костным останкам в процессе экспертизы условно были присвоены номера с 1 по 9).

2. Экспертизой достоверно установлена принадлежность пяти скелетов лицам, составляющим одну конкретную семейную группу, а именно:

— скелет N 4 -Романову Николаю Александровичу,

— скелет N 7 - Романовой Александре Федоровне,

— скелет N 3 - Романовой Ольге Николаевне,

— скелет N 5 - Романовой Татьяне Николаевне,

— скелет N 6 - Романовой Анастасии Николаевне.

По остальным скелетам установлено следующее:

— скелет N 1 - относится к останкам Демидовой Анны Сергеевны,

— скелет N 2 - относится к останкам Боткина Евгения Сергеевича,

— скелет N 9 - относится к останкам Труппа Алоизия Егоровича,

По признакам пола и возрасту Харитонова Ивана Михайловича, к его останкам может быть отнесен скелет N 8.

Останки Романовой Марии Николаевны и Романова Алексея Николаевича среди исследованных костных объектов отсутствуют.

3. В связи с довольно значительными разрушениями костной ткани скелетов из-за длительного пребывания их в земле специалисты считают невозможным с уверенностью ответить на вопросы, касающиеся выяснения ситуации и условий их причинения. Состояние скелетированных костных останков не позволило также в категорической форме высказаться о причине смерти каждого из захороненных и лишило таким образом комиссию оснований для суждения о прижизненности причинения повреждений. По этой же причине решение вопроса о давности образования повреждений ограничилось лишь возможностью установления факта механических воздействий до и после развития поздних трупных явлений (скелетирования и коррозии). К последним отнесены следы контактов различных орудий при манипуляциях, связанных с поиском и извлечением останков на месте захоронения.

Экспертами отдельно было отмечено наличие признаков системного поражения кариесом зубов на скелетах NN 3, 5, 6 и 7 со следами тщательного и высококвалифицированного лечения.

На останках обнаружены локальные и распространенные следы разрушения, пригодные для установления орудия и механизма механической травмы --- однотипные по локализации и характеру дефекты костей лицевой части черепа и нижней челюсти скелетов NN 1, 2, 4, 5, 6, 7, и 9. Указанные повреждения характерны для ударного воздействия массивных тупых твердых предметов с относительно малой поверхностью контакта, конструктивные особенности которых не получили на костях четкого отображения ввиду сложной архитектоники лицевых костей и видоизменения состояния краев дефектов с утратой большинства костных отломков.

В области левого лобного бугра черепа N 9 имеется локальный дефект, указывающий на касательное рубящее действие орудия с острой кромкой. На правой верхнечелюстной кости этого же черепа - дефект в виде щелевидного отверстия, характерный для действия колюще-режущего орудия.

По сохранившимся следам можно сделать вывод о причинении удара колюще-режущим орудием, клинок которого имел одно лезвие и обух, в области рукоятки грудины скелета N 9.

Локальные повреждения на длинных трубчатых костях конечностей (исключая огнестрельные дефекты и переломы объектов NN 1, 2, 5 и 9) причинены ударными воздействиями предметов со следующими конструктивными свойствами:

• на суставной головке правой плечевой кости скелета N 1 отобразился след тупого предмета сферической конфигурации;

• на задней поверхности межвертельного гребня левой бедренной кости скелета N 4 - след предмета с округлым контуром контакта, а на ее диафизе - тупого орудия с четким линейным краем (ребром), длинник которого в момент удара был ориентирован в косо-поперечном направлении;

• на фрагменте левой плечевой кости скелета N 9 имеются следы контакта и скольжения предмета с рубящей кромкой, действовавшего на передневнутреннюю поверхность кости в поперечном направлении;

• на передней поверхности правой локтевой кости скелета N 9 - локальное желобовидное вдавление, характерное для контакта тупого твердого предмета с выраженным двугранным углом.

На костях, формирующих тазовое кольцо, наряду с разрушениями от сдавления обнаружены:

• локальные следы-разрубы от плоского предмета с узкой линейной кромкой типа рабочего края лопаты - на крыле правой подвздошной кости скелета N1 ,а также на передней поверхности крестца скелета N7 в виде частичного его рассечения в поперечном направлении;

• контактные следы от тупых твердых предметов с ограниченной поверхностью: в виде локальных симметричных вдавлений на участках лобковых и седалищных костях скелета N2, свободных от конгломерата жировоска; в виде вдавленного перелома края крыла левой подвздошной кости скелета N3 с отображением контура контакта орудия округлой формы с негладкой поверхностью.

Было проведено изучение ДНК костных тканей методами молекулярной биологии, в частности сделана попытка проследить родство по последовательности так называемых митохондриальных генов, передающихся только по женской линии. Из останков удалось выделить 50 пикограммов ДНК. Это количество ДНК первоначально оказалось столь небольшим, что было недостаточно даже для определения половой принадлежности исследуемых объектов. Только использование флуоресцентного анализа митохондриальных ДНК позволило сделать вывод: в могиле захоронены 4 мужских и 5 женских трупов. При этом удалось установить, что в захоронении покоились трупы 5 родственников и 4 человек, не имевших между собой никаких родственных отношений. Сравнение аллелей позволило прийти к заключению, что среди родственников находятся отец, мать и три дочери. Для сравнительного исследования использовалась кровь принца Филиппа, герцога Эдинбургского, являющегося внуком родной сестры императрицы Александры Федоровны. Последовательность митохондриальных генов принца Филиппа полностью совпала с генотипом ДНК, выявленным у скелета N7 (мать) и у скелетов N3, N5 и N6 (дочери). Император Николай II принадлежал к другой родословной ветви. Его ближайший родственник, сын родной сестры Ольги, Тихон Куликовский, проживавший в Канаде, отказал в предложении о предоставлении крови для проведения сравнительного анализа. Выход из трудного положения был найден, когда экспертам удалось разыскать живущую в Афинах "правнучатую" племянницу Николая II Ксению Сфирис (урожденную Шереметьеву) и шотландского аристократа, герцога Dul.

Такова, в принципе, суть официального заключения группы экспертов. Внутри него имеются отличные точки зрения. В частности, профессор Попов В.Л. считает, что "среди молодых женщин старшей принадлежат останки N3, младшей - N5, средней по возрасту - N6.

Проведенное профессором Поповым В.Л. с коллегами судебно-стоматологическое исследование показало, что:

• мужчина, которому принадлежат останки N2, носил съемный протез зубов верхней челюсти;

• стоматологический статус людей, которым принадлежат останки NN 1, 2, 3, 4, 5, 6, 7 и 9, позволяет осуществить их отождествление при предъявлении медицинских документов о прижизненном состоянии их зубов;

• женщины, которым принадлежат останки NN 3, 5, 6 и 7, объединены кровным родством, имели высокий социальный статус, пользовались постоянной высококвалифицированной стоматологической помощью, в течение некоторого времени до смерти (возможно - месяцы) были лишены такой помощи;

• женщина, которой принадлежат останки N1, получала зубоврачебную помощь невысокого качества;

• найдены два верхних 7-х зуба, принадлежащих подростку 13-16 лет, которые не могут принадлежать останкам NN 1-9."

При условии достоверности результатов генетического исследования, по мнению профессора Попова В.Л., возможна персонификация останков: N1 - служанка Демидова, N2 - придворный врач Боткин, N3 - Великая княжна Ольга, N4 - Николай II, N5 - Великая княжна Мария (или Анастасия), N6 - Великая княжна Татьяна, N7 - императрица Александра Федоровна, N8 - повар Харитонов, N9 - слуга Трупп.

Как считает Попов В.Л., генетическое исследование лишь с большой долей вероятности верифицировало принадлежность женщин, которым принадлежат останки NN 3, 5, 6 и 7, а также мужчины, которому принадлежат останки N4,- царской семье Романовых".

В выводах группы американских экспертов, возглавляемых доктором Вильямом Р. Мэйплзом, отмечается, что "косвенные данные указывают на вероятность, что налицо захоронение членов царской семьи. Если это действительно место захоронения царской семьи, то:

• Скелет N1 соответствует горничной Анне Демидовой.

• Скелет N2 соответствует доктору Боткину Е.С.

• Скелет N3 соответствует Великой княжне Ольге.

• Скелет N4 соответствует царю Николаю II.

• Скелет N5 соответствует по возрасту и росту Великой княжне Марии.

• Скелет N6 соответствует по возрасту и росту Великой княжне Татьяне.

• Скелет N7 соответствует Царице Александре.

• Скелет N8 вероятно, был слугой.

• Скелет N9 вероятно, был слугой.

Останки Царевича Алексея и Великой княжны Анастасии не обнаружены". В заключение американские эксперты предложили "упорно продолжать поиски прижизненных данных для целей сравнения, например, верхнего зубного протеза доктора Боткина, медицинских и стоматологических описаний состояния здоровья членов семьи..." и "...провести соответствующие анализы ДНК всех костных останков в весьма престижной лаборатории".

Генеральная прокуратура Российской Федерации, оценив результаты экспертных исследований, считает, что они выполнены на высоком научном уровне и с наибольшей вероятностью подтверждают факт обнаружения  останков членов царской семьи и лиц из их окружения в окрестностях г. Екатеринбурга.

Компьютерная томограмма свода черепа (из архива областного бюро судебно- медицинской экспертизы) с прижизненно сросшимся переломом наружной компактной костной пластинки. На левом снимке стрелкой указана локализация прижизненно сросшегося перелома. На правом снимке представлено увеличенное изображение сросшегося перелома. В области повреждения (дефекта) наружной компактной костной пластинки наблюдается образование углубления желобовидной формы и истончение губчатой костной пластинки. Признаков образования так называемой "костной мозоли" нет.

В настоящее время ведется подготовка к проведению дополнительных исследований в направлениях, которые чаще всего используются оппозицией как отрицательные факты выполненной экспертизы.

Так, екатеринбургскими экспертами в последнее время завершено детальное исследование черепа N4 с использованием компьютерной томографии и рентгенографии в мягких рентгеновских лучах для выявления так называемой "костной мозоли", которая, по мнению оппозиции, непременно должна быть на черепе императора и отсутствие которой на черепе N4 являлось весомым аргументом, позволявшим опровергать принадлежность его Николаю II.

Компьютерная томограмма свода черепа Николая II (n4) На левом снимке в полости черепа видны сохранившиеся фрагменты вещества головного мозга. На снимке справа представлено увеличенное изображение костной пластинки на одном из "срезов" свода черепа. Признаков прижизненно сросшихся переломов на левой половине свода черепа нет. Наружная компактная пластинка на правой половине свода черепа отсутствует (разрушена).

Для сравнительного исследования были использованы своды черепов из музейной коллекции отделения медицинской криминалистики Свердловского бюро судебно-медицинской экспертизы, на которых имелись прижизненно сросшиеся переломы наружной компактной пластинки без повреждения подлежащей костной ткани и внутренней компактной пластинки, т.е. были использованы своеобразные модели повреждений аналогичных повреждению свода черепа Николая II, которое ему было причинено во время визита в японский город Отцу в 1891 году. При исследовании черепов было установлено, что образования костной мозоли в случаях повреждения наружной костной пластинки не происходит, в месте повреждения ее наблюдается создание желобообразных углублений с характерным, на компьютерной томограмме, истончением подлежащих слоев компактной пластинки вплоть до прерывания ее.

Череп императора Николая II (n4) - вид сверху и сзади. Стрелками указано направление удара, нанесенного саблей Николаю в Отцу в 1891 году. Заштрихована область предполагаемого повреждения кости. Пунктирной линией обозначена граница разрушения наружной компактной костной пластинки. В области предполагаемого повреждения наружная компактная пластинка, на которой должны были сохраниться следы повреждения, отсутствуют.

 

Далее был исследован череп N4. Наружная компактная пластинка, на которой могли быть следы повреждения, сохранилась только на левой половине - компактная пластинка разрушена, свод черепа представлен губчатым костным веществом. При сканировании левой половины свода черепа с шагом в 2 мм и при проведении прицельных исследований в мягких рентгеновских лучах, повреждений, подобных описанным выше, обнаружено не было, что позволило сделать вывод об отсутствии костной мозоли на левой половине свода черепа. Была костная мозоль на правой половине свода черепа или не было, установить современными методами исследования невозможно, да и в будущем не будет возможно, поскольку поверхность, на которой мог остаться след, разрушена пребыванием в захоронении. Но отсутствие данных о костной мозоли на черепе N4 ни в коей мере не противоречит имеющимся историческим сведениям.

 

18. Кусова С., .Обухова С., «Чудеса в болоте».[15]

«…Чтобы образовалось болото, необходимо сочетание целого ряда условий: влажность климата, близость грунтовых вод, особенности ландшафта, водоупорные слои почвы.

Болота могут появляться на суше — из-за постоянного избытка влаги в почве и на ее поверхности и слабой проточности вод. Воздуху становится трудно проникать в поры грунтов, отчего отмирающие остатки растений не полностью окисляются, и в результате сохраняются органические материалы. Иногда болота возникают и там, где недостаточно, а то и вовсе мало влаги, например в пустынных областях. Может заболачиваться и озеро, если его, благодаря обилию солнечного света, быстро заполняют водные растения.

…Болота — это еще и аккумуляторы солнечной энергии. Она спрессовывается там в виде торфа. Однако не в каждом болоте образуется торф. Нет его в болотах степей и пустынь: остатки растений там быстро распадаются благодаря сухому воздуху и высоким температурам; в приморских болотах быстрому разложению способствует соленая вода, в речных заводях — проточность и насыщенность воды кислородом.

Торф накапливается в болоте очень медленно. К примеру, на северо-западе России торфяная залежь увеличивает свою толщину на 0,5–1 мм в год. Такова скорость роста главного торфообразователя — мха сфагнума...».

 

19. Бастрыкин А.И. Процессуально-криминалистический анализ материалов, связанных с обнаружением и исследованием захоронения неизвестных лиц, обнаруженного в 1991 г. в окрестностях г. Екатеринбурга // Доклад на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки» (Царское Село, апрель 1998)[16]

«…3. Критической оценки заслуживает главный вывод экспертов о принадлежности останков захоронения членам семьи Романовых и лицам из ее окружения. Во-первых, было установлено, что представленные на экспертизу костные объекты являются скелетами девяти человек, которые по признакам пола, возраста, роста и расы лишь, «сходны» с предполагаемыми лицами. Но это установление групповой принадлежности, а отнюдь не индивидуальная идентификация. Во-вторых, на основе изучения строения черепов делается вывод о «возможном» (подчеркиваем — возможном) кровном родстве между лицами, чьи останки подвергались исследованию. В связи с этим нельзя не обратить внимания на весьма странное утверждение о том, что в результате компьютерного анализа «выявлены математические доказанные выраженные сходства (опять только сходства) между черепами 3,5,6,7, которые резко выделяются из группы исследуемых и контрольных объектов. Что не может расцениваться как случайное явление и указывает на генетически обусловленную родственную связь между этими объектами». Данный вывод вызывает целый ряд вопросов. Чем указанные черепа выделяются из группы исследуемых и контрольных? И главное: почему это обстоятельство не может расцениваться как случайное? Как математически выраженные сходства могут доказывать наличие генетической обусловленной родственной связи? Разве установлением математически выраженного сходства можно доказать наличие биологической взаимосвязи? Ведь предмет математики и биологии составляют совершенно различные (математические и биологические) закономерности. В-третьих, в результате сопоставления признаков словесного портрета, установленных по черепам и фотопортретам «предполагаемых лиц» эксперты пришли к выводу, что результаты этого сопоставления «не противоречат» (только «не противоречат»!) данным ранее выполненного сопоставления по общим признакам (пол, возраст, рост, раса). В этом случае эксперты, видимо, даже побоялись говорить о сходстве (групповой принадлежности) и ограничились малопонятным «не противоречит».

Здесь же приводится еще один весьма неубедительный, с точки зрения доказывания идентичности, довод: «каждый из предполагаемых лиц (так — в справке!) не исключился только по одному конкретному черепу и исключился по любому другому, кроме Марии и Анастасии Романовых, которые, обе, не исключались по черепу 6». Но и это — не доказательство индивидуального тождества, так как судебная практика никогда не признавала исключение из группы подобных как доказательства тождества.

В-четвертых, эксперты производили идентификацию останков методом фотосовмещения и пришли к выводу, что «это позволило в категорической форме персонифицировать все останки и исключить наличие в захоронении Марии Николаевны Романовой».

Здесь обращает на себя внимание то, что эксперты отошли от общепринятого термина «идентифицировать» и применили более осторожный термин «персонифицировать». Не потому ли, что сложившаяся судебная практика очень настороженно относится к категорическим выводам экспертов об идентификации лиц, если эти выводы основаны на методе фотосовмещения?

В криминалистической и судебно-медицинской науке научная состоятельность метода фотосовмещения подвергается обоснованным и серьезным сомнениям. Все авторы, работавшие над этой проблемой, отмечают крайне сложный и трудный характер данного исследования. В следственной, экспертной и судебной практике неоднократно фиксировались случаи ошибочного отождествления личности методом фотосовмещения.

Из этого следует, что выводы, полученные в результате данного метода, должны подлежать тщательной критической проверке и оцениваться в совокупности с другими доказательствами по делу, в том числе и в особенности в данном случае.

В справке указывается, что осенью 1992 года представилось возможным провести молекулярно-генетические идентификационные исследования. Они позволили установить, как указывается в справке, с достоверностью не менее 99 процентов, что пять конкретных скелетов из девяти исследуемых являются останками членов семьи Романовых — отца, матери и трех их дочерей.

Это — действительно высокий процент, но для установления индивидуального тождества как неоспоримого судебного доказательства он, тем не менее, является недостаточным. Сложившаяся судебная практика не воспринимает вероятные заключения экспертов как бесспорное доказательство индивидуальной идентификации. На это неоднократно обращалось внимание в постановлениях высших судебных инстанций.

Столь же критической оценке подлежат результаты пластической реконструкции, выполненные в 1995 году С.А.Никитиным. Реконструкция внешнего облика человека, выполненная по методу профессора М.М.Герасимова, не признается судебными органами как доказательство индивидуальной идентификации без подтверждения иными доказательствами по делу. В следственной и судебной практике имели место ошибочные выводы по выполненным пластическим реконструкциям по методу М.М.Герасимова.

Все вышеизложенное позволяет сделать вывод о том, что заключение экспертной комиссии о безусловной достоверности выполненных идентификационных исследований нуждается в серьезной критической оценке и дополнительной проверке существующими методами научной идентификации. Что же касается доказательственного значения предложенного комиссией вывода, то он может рассматриваться только как вероятное заключение экспертов.

5. Оценка собранных по делу доказательств. Собранные по рассматриваемому делу доказательства отличаются немногочисленностью, односторонностью и противоречивостью.

Следователь Генеральной прокуратуры В.Н.Соловьев ограничился в основном доказательствами, собранными в свое время судебным следователем Н.А.Соколовым, изучением архивных материалов и производством судебных экспертиз. К сожалению, им не выполнен возможный комплекс следственных действий, направленных как на подтверждение воспринятой им версии, что обнаруженные останки принадлежат членам Царской Семьи и лицам из Ее окружения, так и на обоснованное исключение версии судебного следователя Н.А.Соколова, полагавшего, что тела членов Царской Семьи и Их слуг были расчленены и уничтожены путем сожжения в урочище Четырех Братьев.

Собранные следователем В.Н.Соловьевым доказательства отличаются односторонностью, поскольку в процессе расследования следователем воспринимались и фиксировались только те доказательства, которые укладывались в единственную версию, которая и составила основу расследования. Иные возможные теории, в частности, версия о том, что в обнаруженном захоронении могли находиться останки других лиц, следователем Генеральной прокуратуры, как уже отмечалось, не выдвигались и, соответственно, доказательства по ним не собирались.

В результате, имеющиеся по делу доказательства характеризуются крайней противоречивостью. Это проявляется в том, что имеются не устраненные серьезные противоречия: в воспоминаниях у частников расстрела и захоронения Царской Семьи, между этими воспоминаниями и выводами судебного следователя Н.А.Соколова, между доказательствами, собранными следователем В.Н.Соловьевым и выводами судебного следователя Н.А.Соколова и, наконец, между доказательствами, собранными в процессе нынешнего расследования. Эти противоречия касаются основных элементов предмета доказывания по уголовному делу: главные участники расследуемых событий дают различные показания относительно времени расстрела Царской Семьи, роли каждого из них в этой акции, конкретного механизма совершенного преступления, способа уничтожения и захоронения тел погибших.

Это — существенные противоречия, без устранения которых, нельзя утверждать, что расследование по делу проведено объективно и всесторонне. В руководящих разъяснениях высших судебных инстанций неоднократно указывалось, что в процессе расследования, подлежат тщательной проверке все возможные версии об обстоятельствах преступления и виновных лицах, и обвинительное заключение и приговор суда не могут основываться на противоречивых доказательствах, касающихся существенных доказательств дела.

6. Предложения об основных направлениях дополнительного расследования

Все вышеизложенное позволяет утверждать, что обстоятельства, связанные с обнаружением останков неизвестных лиц в окрестностях Екатеринбурга нуждаются в дополнительной проверке путем производства дополнительного расследования...».

 

20. Рубежанский А.Ф. Судебно-медицинские и археологические материалы к захоронению 288-летней давности / А.Ф.Рубежанский, А.Ф.Ватченко, Л.П.Крылова / Судебно-медицинская экспертиза. - Т.XIII, №2. - 1970. - с. 11-12[17].

«В августе 1680 г. был похоронен кошевой атаман Запорожской Сечи Иван Дмитриевич Сирко, умерший в преклонном возрасте. …

Могила И. Д. Сирко (в селе Капуловке Днепропетровской области) сохранилась до наших дней на небольшом кургане, увенчанном каменной плитой с надписью.

В связи с гидротехническими работами на Днепре могила И. Д. Сирко оказалась под угрозой разрушения, поэтому произвели перезахоронение останков. …

Скелет лежал в гробу в анатомическом порядке в положении «на спине». Череп смещен в правый угол. Нижняя челюсть находилась на шейных позвонках, здесь же обнаружены окостеневшие хрящи гортани. На черепе и «на дне гроба в изголовье обнаружены фрагменты меховой опушки соболиной шапки с кожаной основой. Соответственно левому плечевому суставу располагались плетеные шнуры из толстых шелковых нитей, напоминающие по форме кисть. Они имели темно-коричневый цвет и легко разрушались при надавливании.

Кроме того, найдены остатки истлевшего кожаного предмета (вероятно, пояса). На дне гроба, соответственно пояснице и грудной клетке, а также на передней поверхности костей ног и таза имелись фрагменты шелковой ткани красновато-коричневого цвета, плотной, но чрезвычайно хрупкой. Ткань, вероятно, служила внутренней обивкой гроба и покрывала умершего до пояса. Обнаружены также мелкие кусочки древесного угля.

Кости туловища были сухие, плотные, гладкие, желтовато-серые с легким коричневым оттенком (по шкале цветов Г. Г. Автандилова), без следов «выветривания» поверхностного слоя или дефектов компактного слоя в области эпифизов длинных трубчатых костей. Хрящи и связки отсутствовали.

При микроскопическом исследовании (МБС-1, отраженный свет, об. 2, ок. 8) оказалось, что поверхность длинных трубчатых костей гладкая, как бы зашлифованная, блестящая, но без маслянистого отлива. Встречались единичные мелкие трещины поверхностного слоя компактного вещества и редкие скарификации. Признаков начальной минерализации («феномена парафина») не выявлено.

Лицевой скелет оказался разрушенным. Соответственно своду черепа сохранились волосы в виде красновато-коричневой пряди длиной до 6—7 см, как бы присохшей к кости.

В полости черепа обнаружен высохший головной мозг размером 6,0×4,8×2,5 см с сохранившейся конфигурацией полушарий и мозжечка. Ткань мозга черно-серого цвета, хрупкая, при давлении крошится.

Причина высыхания и хорошей сохранности головного мозга на фоне полного скелетирования трупа и отсутствия остатков мумифицированных мягких тканей не ясна. Для ее выяснения необходимы дополнительные исследования.

При исследовании костных останков установлено, что возраст И.Д. Сирко был более 70—75 лет, а рост — 174—176 см.

Учитывая, что определяющее влияние на распад биологического материала оказывают морфологические и физико-химические свойства почвы, приводим некоторые ее характеристики. Захоронение располагалось на равнине с растительностью степного типа. Почва на глубине захоронения желтовато-серая, сухая, по механическому составу песчаная …».

 

АНАЛИТИЧЕСКОЕ ИССЛЕДОВАНИЕ

 

1. По вскрытию захоронения

Первое из известных вскрытий захоронения «екатеринбургских останков» выполнила (со слов Авдонина и Рябова) группа Рябова-Авдонина в 1979 году.

Описание А.Авдониным[18] предшествовавших этому событий настораживает уверенностью в том, что «открытие века» состоится. Цитаты из книги «Ганина яма» свидетельствуют, что А.Авдонин рассказывает о предстоящем «открытии», как о несомненном факте, время которого уже определено;

— «…направление взято на серьезное и ответственное дело – вскрытие в 1979 году предполагаемого места  тайного сокрытия останков царской семьи, перекрытого настилом из шпал»;

— «… меня волновала нравственная подоплека стремительного приближения срока вскрытия останков» (стр. 193).

Далее в книге следует описание вскрытия ямы, которое заключалось в том, чтобы снять дерн и три слоя шпал, а затем, после выемки первого слоя на 15-20 см «…грунт сильно увлажнился и стала собираться глинистая жидкость…еще … сантиметров через 30 поверхность раскопа стала сильно увлажненной … яма почти полностью заполнилась водой. Сквозь слои воды из глубины выходили пузырьки болотного газа...» (стр. 200).

Из описания следует, что под слоем шпал оказалась готовая яма, про содержимое которой не сказано ни слова. Эта яма тут же стала заполняться глинистой жидкостью и вскоре заполнилась ею полностью. Первая находка – тазовая кость – была сделана на глубине около 50 см (стр. 200), в то время как при вскрытии захоронения в 1991 году верхний скелет находился на глубине 77-80 см[19].

В дневнике Л.Коряковой[20] написано, что в захоронении на глубине свыше 60 см «Вдоль его восточной границы стали в массе встречаться разрозненные кости человеческих конечностей. Их невозможно было расчистить в комплексе, они залегали в хаотическом состоянии на различной глубине. Так обычно бывает в сильно разграбленных погребениях. Оказалось, что — в дополнение к вмешательству 1979 г. — прямо по западной кромке ямы проложен армейский кабель.

Таким образом, кабель проложен по западному краю ямы, а разрозненные кости находятся у восточного ее края.

Далее в дневнике Л.Коряковой[21] отмечено, что извлечение костей не соответствовало принятым у археологов правилам:

« … Вообще говоря, в "нормальной” археологической экспедиции на расчистку погребения подобных размеров и сложности уходит не менее недели, а часто и двух, причем в более спокойной обстановке и лучших климатических условиях. Здесь же требовалось сделать все за два-три дня! Разумеется, о высоком качестве работы приходилось только мечтать. Несмотря на принимаемые меры предосторожности, не было уверенности, что в липкой глине отвалов не оставалось каких-либо мелких костей».

В дневнике Г.Рябова[22] указано, что после вскрытия захоронения «при просовывании руки» в жидкую глинистую массу было установлено, что трупы лежат один на другом. Учитывая глубину залегания останков (80 см и более), такое событие видится невозможным. Так же, вслепую, в яме были обнаружены кисти рук. Извлечение кистей, а не их разрозненных костей, было возможно только при условии, что на костях сохранились мягкие ткани в количестве и состоянии, которое не позволило кистям распасться на отдельные мелкие кости.

В книге А.Авдонина[23] также содержатся подробности вскрытия захоронения, свидетельствующие о том, что группа А.Авдонина вмешивалась в изначально беспорядочное расположение костей, усиливая царящий там хаос:

«Я на краю раскопа положил доску …и погрузил руки в полужидкую глинистую смесь. Она почти полностью заполнила весь объем раскопа, внутри ее легко прощупывались элементы скелетных останков. … Нащупывались сплошные массы костного вещества …запустив руки по локоть в глинистый раствор раскопа, я нащупал что-то объемное, похожее на череп. Захватив двумя руками это что-то, я с помощью Геннадия Васильева отделил его от кучи костей и вытащил из глинистой массы  … череп. … Череп с золотыми зубами на нижней челюсти» (стр. 201)».

И еще:

«…Песоцкий тоже долго шарит в мутном растворе…» (стр.201).

Описание А.Авдониным обнаружения им черепа не вызывает доверия. Доска была положена на краю раскопа глубиной около 50-60 см. И с этой доски А.Авдонин погрузил руки в глинистый раствор еще на полметра и там нащупал «сплошные массы костного вещества». В завершение эпизода он извлек из этой массы череп.

Описанное А.Авдониным возможно лишь в случае, если длина его рук существенно более одного метра. Вторая не менее серьезная несуразность – ему удалось извлечь вслепую череп с нижней челюстью, которая в отсутствие мягких тканей ничем не фиксирована на нем. Отсутствие мягких тканей хорошо видно на фотографии черепов, приведенной в книге «Ганина яма». Но все три черепа с нижнечелюстными костями (стр.202).

Второе вскрытие захоронения было произведено снова А.Авдониным и его группой с тем, чтобы вернуть в яму извлеченные из нее в 1979 году черепа и другие кости.

Здесь уместно привести высказывание профессора В.Попова на конференции "Царское дело и екатеринбургские останки", прошедшей в Санкт-Петербурге 26-27 апреля 1998 года, где он предположил, что «… Рябов и Авдонин провели раскопки не с тем, чтобы "извлечь" 3 черепа из захоронения, а затем, чтобы положить их туда»[24].

Третье вскрытие было произведено в 1991 году, о чем составлен Протокол осмотра места происшествия от 11-13 июля 1991 года. В этом документе, в частности, отмечено, что из захоронения изымались «лежавшие в беспорядочном положении мелкие фрагменты костей, мелкие кости человека…». Кроме того, мелкие фрагменты костей стопы и кистей беспорядочно лежали вдоль кабеля. При описании изъятия останков из захоронения количество парных и одноименных костей в протоколе не указано, что не позволяет оценить общее количество извлеченных костей.

Таким образом, при вскрытии захоронения в 1979-80 гг. было установлено, что останки располагаются хаотично.

При всем этом в Протоколе осмотре места происшествия от 11-13 июля 1991 года записано: «Изъятие, как и расчистка захоронения, производились археологическим методом с использованием ножей и кисточек».

Для сравнения выдержки из дневника Л.Коряковой[25]:

«Вязкая серо-желто-коричневая глина налипала на лопаты и сапоги, поверхность почти не поддавалась зачистке … Между тем дождь усилился. Вода, до этого лишь просачивавшаяся через стенки, буквально хлынула внутрь раскопа. Пришлось принимать срочные меры: отводить воду снаружи, копать дренажную канаву внутри раскопа — вдоль северной и западной стенок — и вычерпывать оттуда воду ведрами. Работать было очень трудно. Несколько человек на дне ямы расчищали кости, удаляя липкую грязь». 

 

2. Установление количества скелетов в захоронении.

Когда и как было установлено количество скелетов, к которым относятся кости, в представленных документах не прослеживается.

Из дневника Л.Коряковой[26]:

«Состояние скелетов наводило на мысль, уже высказывавшуюся выше, что скелеты были сильно потревожены позднее, вероятно, в 1979 г. Некоторые кости отсутствовали или располагались не на месте, расстояния между ними не всегда соответствовали анатомическим нормам…».

Здесь нельзя не обратить внимание на «…скелеты были сильно потревожены позднее, вероятно, в 1979 г», что означает, что еще до извлечения останков и оценки их состояния археолог Л.Корякова не сомневалась в большой давности захоронения.

Далее в дневнике Л.Корякова пишет[27], что скелеты лежали в беспорядке, буквально один на другом, на глубине от 80 до 120 см, а их извлечение проводил спустившийся в раскоп заместитель начальника Свердловского бюро судебно- медицинской экспертизы П.П. Грицаенко. Извлекая кости, он раскладывал их «в анатомическом порядке на листах бумаги, одновременно перечисляя и комментируя состояние для прокурорского протокола».

Из описания следует, что единственным принципом отнесения костей к тому или иному скелету было их расположение. Точность такой методики при хаотическом расположении костей в яме заведомо не могла быть удовлетворительной.

В Протоколе осмотра места происшествия от 11-13 июля указано:

«При дальнейшей расчистке грунта определилось захоронение нескольких людей в виде сложенных друг на друга скелетированных останков…».

А уже в следующем предложении:

«После зарисовки захоронения и нумерации скелетов произведено их изъятие…».

Далее последовательно описаны девять скелетов и кости, относящиеся к ним, при этом:

«…После этого оставшиеся свободно лежащие кости, фрагменты костей, анатомически не связанные с обнаруженными и изъятыми скелетами  и уложены в отдельный армейский ящик».

В этот же ящик помещены пакеты с фрагментами костей.

В выдержках из Протокола дополнительного осмотра от 21-25 июля 1991 года (приведен в исследовании документов Заключения № 01нт, начатого 24.08.1991 года и законченного 30.06.1993 года) следует, что группа экспертов из четырех человек в течение 5 рабочих дней вскрыла десять ящиков с останками, в которые те были упакованы при их извлечении из захоронения, выполнила группировку костей по признакам анатомической локализации, установила их принадлежность девяти скелетам. Одновременно были отнесены к скелетам черепа, ранее извлеченные группой Рябова-Авдонина. При этом череп из пакета № 5 отнесен к скелету №1 по признаку конгруэнтности с первым шейным позвонком. (Проследить точность установления принадлежности этого шейного позвонка скелету № 1 невозможно). Отнесение черепа из пакета № 4 к скелету № 6 сделано на основании предположения о его принадлежности к этому скелету, а череп  из пакета № 3 тоже в вероятностной форме отнесен к скелету № 5.

Указано, что другие останки, в том числе 5 лучевых костей, 4 локтевые, 26 позвонков не отнесены ни к одному скелету.

В эти же дни (21-25 июля 1991 года) было выполнено установление пола, роста и возраста.

Поспешность, проявленная экспертами при выполнении столь значительного объема исследовательской работы, привела к ошибкам, часть из которых отслеживается:

1. Расхождения в нумерации пакетов с объектами и их содержимом. Так, по Протоколу осмотра места происшествия от 11-13 июля 1991 года два пакета имеют один и тот же номер (№ 1) и содержат кости, пакета № 2 нет вовсе, пакеты №№ 3–5 содержат черепа. В Заключении № 01нт пакет № 2 имеется, а все пять пакетов (№№ 1–5) содержат остатки мягких тканей и содержимое черепов.

2. Нет объяснения, на основании каких анатомо-морфологических и размерных характеристик костей при распределении костных останков неизвестного происхождения (ящик № 10) формировались именно девять скелетов, и не рассматривалась возможность наличия в захоронении десятого и более.

3. В ряде случаев отнесение «неизвестных» костей из ящика № 10 к определенному скелету выполнено на основании вероятного предположения об их принадлежности к данному скелету. Сказанное также относится и к отнесению к скелетам черепов №№ 5 и 6. Достоверность такого формирования скелетов сомнительна.

4. Имеются значительные различия в размерах парных (одноименных разносторонних) костей, отнесенных экспертами к одному скелету (Заключение № 01нт), что вызывает сомнения в достоверности выполненной сортировки. Например, плечевые кости скелета № 1 имеют длину 304 и 320 мм. При этом одна плечевая кость изначально находилась среди костей неопределенной принадлежности (ящик № 10). Остается неясным, на каком основании данная кость была перенесена к скелету № 1, при столь существенном различии её размеров с уже имеющейся плечевой костью противоположной стороны. Разница в прогнозируемой длине тела для плечевых костей такой длины составляет около 5 см. Столь существенные различия размерных характеристик плечевых костей одного человека сложно объяснить разницей развития костей одной из сторон тела у «правши» и «левши». Представляется, что в данном случае имеет место ошибочное отнесение одной из плечевых костей к скелету № 1.

5. Отнесение костей кистей рук к тому или иному скелету проводилось «по сходству цветовых оттенков поверхности костей и мелких наложений почвы на костях, по деталям разрушения поверхности костей, по соотношению размеров и анатомической локализации в скелете», при этом выводы носят предположительный характер («могли»). В других случаях используется формулировка «с достаточной очевидностью можно отнести» (Заключение № 01нт). Все перечисленные критерии являются субъективными, а частью надуманными (например, цветовые оттенки наложений почвы на костях, когда известно, что кости находились в одном захоронении) и не могут гарантировать точности отнесения костей к тому или иному скелету.

Результаты определения количества лиц, которым принадлежали останки, крайне неубедительны. На недостоверность этого исследования указывает наличие среди представленных останков двух зубов подростка 13 – 16 лет (верхние седьмые), обнаруженных при проведении исследования в 1994 году, которые, по заключению экспертов, не могут принадлежать ни одному из девяти скелетов. (5).

Это стало поводом для назначения новой стоматологической экспертизы. В 1998 году была назначена и проведена Дополнительная стоматологическая экспертиза (закончена 15.01.1998 г.). В заключении сказано, что два зуба, отнесенные в 1994 году как принадлежащие подростку  13 – 16 лет, зубы могут быть как верхними седьмыми, так и восьмыми. Далее указано, что если это седьмые зубы, то они принадлежат разным лицам: одному в возрасте 12-13 лет и другому в возрасте 14-15 лет. Если же это восьмые зубы, то они «с большой степенью вероятности» они могут быть отнесены к черепу № 6. Возможность точного определения принадлежности зубов эксперты исключили.

Низкое качество выполненной работы подтверждает Заключение № 348 ф-т от 05.12.1991 г., где указано на то, что установлены ошибки в первоначальном распределении костей по скелетам.

Таким образом, анализ показывает, что количество лиц, которым принадлежали останки, не установлено. При распределении костей по количеству скелетов, по их принадлежности конкретным скелетам допущены ошибки. Обоснования отнесения костей к тому или иному скелету недостаточны, а в значительной части неубедительны вследствие их субъективности. Нельзя исключить, что в одном скелете могут быть кости разных скелетов, в том числе лиц разного пола.

 

3. Наличие на останках мягких тканей

В Протоколе осмотра места происшествия от 11-13 июля 1991 года указано, что мягкие ткани имелись на скелетах: №№ 2, 5, 6 и 7. Там же указано, что на одном черепе имелись волосы темно-русого цвета.

Л.Корякова в дневнике[28] упоминает массивные остатки мягких тканей, сохранившиеся на многих костях и прикрытые мумифицированной кожей.

Г.Рябов указывает[29], что … «В наиболее разработанной части кости превратились в золу».

А.Авдонин упоминает[30], что первая находка была похожа на сильно заржавленную металлическую вещь.

В Протоколе дополнительного осмотра от 23 – 25 июля 1991 года (приведен в Заключении № 01нт) указано:

«Представленные останки в основном скелетированы, с наличием повреждений и фрагментаций. Мягкие ткани обнаружены на скелетах №№ 1- 3, 5-9. Находятся в стадии торфяного дубления, серо-черного цвета, эластичные, творожисто-мыльной консистенции. Область живота и таза скелета N2 сохранилась полностью. Остатки мягких тканей на других скелетах локальны и расположены, как правило, в области нижних конечностей. В полости черепа скелетов №№ 2-4, 7 9 обнаружено вещество головного мозга грязно-желтовато-розоватого цвета с различимыми рельефом поверхности и рисунком серого вещества. … Все останки коричневато-черного цвета, лишены запаха…».

При описании рентгенологического исследования мягких тканей их состояние на конгломерате от скелета № 2 не классифицировано, а ткани скелета № 5 характеризуются, как конгломерат «мягких тканей стадии торфяного дубления».

Далее в протоколе говорится, что после осмотра останков объекты исследования были упакованы в 24 пакета, среди которых 11 пакетов содержали остатки мягких тканей  со скелетов №№ 1, 2, 4 – 8 с указанием их состояния: «торфяное дубление».

Из Заключения № 01нт известно, что в Постановлении о назначении экспертизы следователем установлено следующее: "При осмотре со специалистами места происшествия 11-13 июля 1991 год, были обнаружены и изъяты несколько скелетированных останков, отдельно лежавшие кости со следами, возможно, насильственной смерти, конгломераты, фрагменты вещества, похожего на мозг человека, бело-желтого цвета с красноватыми прожилками восковой плотности, многочисленные фрагменты керамики, несколько фрагментов веревки, фрагменты спинного мозга, пробы грунта с 4 различных участков захоронения, фрагменты волос, зубов.

Нельзя не заметить, что при выполнении последующих экспертиз (Заключение от 21.08.1992 года; № 01/1 от 18.11.1993г., № 1к от 30.12.1993г. и далее) конгломерат мягких тканей на скелете № 2 имеется и классифицируется как жировоск, в черепе № 4 упоминается головной мозг, наличие мягких тканей на всех остальных останках больше не упоминается, все остальные кости указаны как скелетированные. Особо отметим, что такой вывод сделан и по результатам Экспертизы от 21.08.1992 г (когда начата – не указано), когда Экспертиза № 101/нт еще не была завершена.

Таким образом, имеется очевидные противоречия в описании наличия или отсутствия на останках мягких тканей, а также их состояния. Особого внимания заслуживает отсутствие упоминания о наличии на костях мягких тканей, состояние которых ранее характеризовалось как торфяное дубление.

Есть основания для предположения, что причиной «исчезновения» тканей со всех скелетов, кроме № 2, стала диагностика их торфяного дубления (к 30.06.1993г.). После успешного завершения молекулярно-генетического исследования (30.08.1993 г.) она стала нежелательной, так как ставит под сомнение объективность молекулярно-генетического анализа, который при исследовании объектов в состоянии торфяного дубления не может быть успешным, в то время как состояние почвы в Логу делает развитие в захоронении именно торфяного дубления естественным.

Еще одним аргументом в пользу высказанного предположения является то, что в  Заключении № 01нт от 30.06.1993 г. эксперты указали на запрет фотосъемки на всех этапах выполнения экспертизы, который исходил от лица, назначившего экспертизу.

Мотивом для запрета фотосъемки может быть только желание не допустить сравнение описания объектов исследования с их истинным состоянием.

Точное установление состояния на останках мягких тканей необходимо, так как позволяет определить, насколько соответствуют развившиеся на останках трупные явления характеру почвы, что важно при определении длительности пребывания останков в данном захоронении. Нет объяснения, каким образом спинной мозг оказался вне спинномозговых каналов и почему в последующих экспертизах не упоминается вещество мозга в черепах от скелетов №№ 2, 3, 7 и 9.

 

4. Состояние почвы в захоронении

Наиболее частым изменением трупа, захороненного без гроба, является уничтожение его гниением. Полное уничтожение мягких тканей наступает обычно через год.

Среди других естественных посмертных изменений захороненного трупа интерес в рассматриваемом случае представляет развитие одного из консервирующих явлений: мумификации, жировоска, торфяного дубления. Какое именно из этих явлений разовьется в захоронении, полностью зависит от характера почвы.

Мумификация - частичное или полное высыхание трупа - развивается в условиях окружающей среды препятствующих разложению, например, жаркий и сухой воздух или наоборот — низкая температура. При этом гниение трупа может приостанавливаться вследствие резкого дефицита влаги и гибели микроорганизмов из-за сухости воздуха, чему способствуют достаточная вентиляция и повышенная температура. Мумификация наблюдается на открытом воздухе, в проветриваемых помещениях и при захоронении трупов в сухих крупнозернистых и песчаных почвах.

Жировоск - один из видов естественной консервации трупов, развивающийся при пребывании их во влажной среде с низким уровнем насыщения кислородом.

Ткани в состоянии жировоска, образовавшегося в глинистой почве серо-желтого цвета, в черноземе - серовато-бурый, темно-коричневый либо черный цвета. Если жировоск образовался при пребывании трупа в воде, мягкие ткани на конечностях могут полностью, либо частично отсутствовать, обнажая кости. От трупа, находящегося в состоянии жировоска, исходит резкий, неприятный прогорклый запах[31].

Торфяное дубление  - естественная консервация тел при длительном нахождении в болоте или в болотистой почве.

Условиями для развития торфяного дубления являются: избыточное увлажнение, повышенное содержание гуминовых и фульвокислот, выход на поверхность стоячих или проточных грунтовых вод[32].

Термин «торфяное дубление» не означает обязательного наличия торфа. Торф образуется очень медленно, его слой увеличивается на 0,5–1 мм в год. Существует категория болот и болотистых почв, в которых торф или не образуется, либо его образование еще не наступило. При этом почва имеет все условия, необходимые для его образования: кислую реакцию, низкое содержание или отсутствие кислорода, высокую влажность[33].

Для торфяного дубления характерны: образование смолообразных веществ (битумов), кожа имеет выраженный коричневый оттенок, волосы приобретают рыжеватый оттенок, кости становятся хрящеподобными[34].

Важно, что проведение судебно-генетического и судебно-биологического исследований трупов, подвергшихся действию торфяного дубления, не целесообразно, так как гумусовые кислоты разрушают как ДНК, так и белки, определяющие антигенные характеристики трупа[35].

В дневнике Л. Коряковой сказано[36], что грунт в захоронении является глеевым горизонтом аллювиальных болотных почв, что после замены специальных терминов на общепонятные означает, что почва в Логу характеризуется повышенной влажностью, кислой реакцией, наличием в ней гумусовых кислот, затрудненным поступлением и даже полным отсутствием кислорода, то есть всеми необходимыми для развития торфяного дубления условиями. Кроме того, Л.Корякова[37] указывает на исходящий из захоронения неприятный запах, а также на мумификацию мягких тканей на останках.

А.Авдонин указывает[38]:

«… в призабойных частях … скважин наблюдались мягкие суглинки черного, цвета, маслянистые, битуминозные со слабым неприятным запахом. …данные подтверждали, что … имеется … яма с наличием органических включений … (битуминозные суглинки)». (стр.197).

Из описания свойств мягких тканей  на скелетах №№ 1, 2, 4, 5 и 6 (Заключение от 21.08.1992 г.) следует, что на них имеются признаки как жировоска (сероватые восковидные чешуйки на костях, желтоватый оттенок костей, запах), так и торфяного дубления (выраженный коричневый цвет костей, рыжие волосы, отсутствие запаха, смолообразные вещества – битумы[39]). Кости твердые, что нехарактерно для дубления, но может быть объяснено недостаточным временем пребывания их в болотистом грунте. Мягкие ткани не имеют запаха, присущего жировоску, но крошатся, как жировоск. Головной мозг уменьшен в объеме, что является признаком торфяного дубления.

 

Таким образом, имеются существенные разногласия в оценке характера консервирующего трупного явления на останках. Устранение противоречий на основании имеющихся в Заключениях данных не представляется возможным. Сведений о назначении почвоведческой экспертизы в документах нет.

Это означает, что характер почвы в Поросенковом Логу не установлен, что исключает возможность по имеющимся в Заключениях описаниям определить тип трупного явления на останках, а следовательно, и длительность пребывания останков в захоронении. Не способствует установлению истины и отсутствие фотодокументов о ходе и этапах Экспертизы № 01нт.

 

5. Определение давности захоронения

При определении давности захоронения не учитывалось состояние почвы, и состояние сохранившихся на останках мягких тканей, не установлено соответствие развившихся на останках консервирующих трупных явлений характеру почвы и длительности пребывания в ней останков.

В оценке давности захоронения, установленной экспертами в ходе экспертиз, имеются существенные расхождения.

Так, в Заключениях № 348 ф.-т от 05.12.1991 г, Заключении от 21.08.1992, № 1к от 30 декабря 1993 г. и № 2к от 10 мая 1994 г. указано, что давность захоронения составляет «десятки лет». В Заключении № 01/1 от 18.11.1993 г. давность возросла до «не менее 50-60 лет», в Заключении дополнительной экспертизы черепа № 4 от 16.01.1998 г. подросла еще – уже до 70 лет.

Давность захоронения, установленная по состоянию двух зубов подростка, составляет 40 – 50 лет[40].

Таким образом, давность захоронения по причине значительных расхождений результатов различных экспертиз нельзя считать установленной.

Противоречивые описания состояния мягких тканей на останках, (жировоск и торфяное дубление) и незначительная выраженность торфяного дубления (кости остались твердыми) обязывают поставить вопрос о возможности пребывания останков в течение какого-то времени в других условиях, отличающихся от имеющихся в почве Поросенкова Лога.

Анализ состояния сохранившихся тканей дает основание для предположения, что первоначально останки находились в почве, где существовали условия для их гнилостного уничтожения: приемлемые температура, влажность, насыщенность кислородом. Спустя какое-то время трупы оказались в кислой, переувлажненной, бедной кислородом, но богатой гумусовыми кислотами почве Поросенкова Лога. Гниение остановилось, и начали развиваться консервирующие явления. Предшествовавшее гниение не позволило сохранившимся тканям приобрести все признаки, характерные для захоронения в болотистой почве целого тела. А срок пребывания останков в ней оказался недостаточным для приобретения костями хрящевидной консистенции.

Данное предположение требует пояснения, каким образом при гнилостном уничтожении трупа сохранился головной мозг, который, как правило, сгнивает раньше других тканей.

Имеются факты, когда этого не происходит. В качестве примера может быть приведено исследование 1968 году А.Рубежанским могилы кошевого атамана Запорожской Сечи Ивана Дмитриевича Сирко, который был похоронен в августе 1680 г. При изучении останков было установлено:

«Кости туловища были сухие, плотные, гладкие, желтовато-серые с легким коричневым оттенком (по шкале цветов Г. Г. Автандилова), без следов «выветривания» поверхностного слоя или дефектов компактного слоя в области эпифизов длинных трубчатых костей. Хрящи и связки отсутствовали. … В полости черепа был обнаружен высохший головной мозг размером 6,0×4,8×2,5 см с сохранившейся конфигурацией полушарий и мозжечка. Ткань мозга черно-серого цвета, хрупкая, при давлении крошится. Причина высыхания и хорошей сохранности головного мозга на фоне полного скелетирования трупа и отсутствия остатков мумифицированных мягких тканей не ясна. Для ее выяснения необходимы дополнительные исследования»[41].

Далее автор описывает почву, в которой был захоронен труп:

«Учитывая, что определяющее влияние на распад биологического материала оказывают морфологические и физико-химические свойства почвы, приводим некоторые ее характеристики. Захоронение располагалось на равнине с растительностью степного типа. Почва на глубине захоронения желтовато-серая, сухая, по механическому составу песчаная …»[42].

Таким образом, в многолетнем захоронении при полном уничтожении гниением мягких тканей головной мозг может сохраниться. Научного объяснения этому явлению нет.

 

6. Диагностика пола, роста и возраста

(Заключение № 01нт от30.06.1993г.)

Неточности и ошибки были допущены и на этапе диагностики общих признаков личности (пола, роста и возраста), что предопределено ошибками в формировании скелетов:

 — при выполнении диагностических остеологических исследований (по определению пола, прогнозированию возраста и длины тела) в ряде случаев имеются противоречия и несоответствия, вплоть до получения противоположных результатов, по сравнению с результатами аналогичных исследований этих же объектов, выполненных в ходе других экспертиз. Например, по скелету № 1 в рамках исследований по заключению № 01нт установлен женский пол, тогда как по данным протокола дополнительного осмотра для скелета № 1 пол был установлен мужской. При этом в обоих случаях вывод о половой принадлежности скелета сделан в категорической форме;

— при определении роста, прогнозируемого по длине разных костей скелета, получены широкие диапазоны, которые в ряде случаев не пересекаются с результатами других экспертиз, полученных при исследовании тех же объектов ((скелеты №№ 2, 5 и 7).

Сказанное в полной мере относится и к определению возраста, особенно в отношение скелетов №№ 3, 5 и 6.

Установленный возраст по скелетам

Скелет

№№ п/п

Протокол от 23-25.07.1991 г

Заключение № 01нт

Заключение № 585 860/94 (приведено в Заключении № 01-2д

1

св. 45

о 40-50

40-50

2

св. 55-60

о 51-60

60-70

3

о 16-18

о 20-25

16-25

4

св. 50-55

о 50

45-55

5

о 16-18

о 20

16-25

6

18-24

о 16-24

16-25

7

35-45

о 40-50

40-50

8

40-45

о 40-50

св. 40

9

о 30-40

св. 60

св. 50

 

Из таблицы следует:

— в Заключении № 01нт возраст лиц, которым принадлежали скелеты № 3,5 и 6, в сравнении с установленным ранее существенно выше;

— диапазоны возраста в отношение скелетов №№ 4 и 5 без всякого обоснования сужены до одного года;

— диапазоны возраста в отношение скелета № 9 по разным экспертизам существенно различаются;

—   по данным Экспертизы № 585 860/94  в отношение скелетов №№ 3, 4 и 5 установлен один и тот же диапазон возраста, близкий к установленному по данным протокола от 23-25 июля. В Заключении № 01нт нижняя граница возраста в отношение скелета № 3 поднята, а в отношение скелета № 5 сужена до одной цифры. Вероятно, это сделано для возможности отнесения этих скелетов трем Княжнам, чьи возраста различались на 2 года.

 

7. По определению роста

(Заключение № 01нт от30.06.1993г.)

— при прогнозировании прижизненной длины тела (роста) использованы методики 1951 года и более поздние, что с учетом даты вероятного захоронения исследуемых останков некорректно, так как указанные «относительно поздние методики» учитывают явления акселерации, которые не были свойственны людям того времени;

— при диагностике возраста в ряде случаев не описывается ход исследования, а указывается лишь его результат. Например, при определении возраста по степени заращения швов свода черепа не представлены бальные оценки состояния различных отделов швов, что не позволяет проверить объективность полученных результатов;

— в окончательных выводах в обосновании установленного пола, роста и возраста указано, что это сделано «по большинству признаков», хотя имеют место факты, когда большинства нет (так, у скелета № 1 пол по ключицам и лопаткам установлен по единственному признаку);

— все выводы о поле, возрасте и росте носят предположительный характер.

Указанные выше неточности, ошибки и преднамеренное внесение в выводы значений, которые отличаются от полученных при исследованиях результатов, в совокупности свидетельствуют об ошибках с определением принадлежности костей тому или иному скелету.

Таким образом, достоверность диагностики общих признаков личности (пол, возраста, длины тела) неубедительна. Эти недостатки могут быть устранены при повторном исследовании.

 

8. По повреждениям

На скелетах обнаружено большое количество повреждений. В Заключении экспертов по судебно-медицинской оценке повреждений скелетов от 21.08.1992 г. указано, что все обнаруженные на останках повреждения можно распределить по группам:

1. Группа повреждений нетравматического характера, связанные со структурными изменениями костной ткани от длительного пребывания костей в местах захоронения.

2.Группа деструктивных изменений от действия агрессивной среды.

3.Группа механических повреждений.

К последней отнесены повреждения от действия тупых твердых предметов, от острых предметов с колюще-режущими и рубящими свойствами, от огнестрельных пулевых снарядов.

Наибольший интерес представляют механические повреждения, причиненные тупыми твердыми предметами, и прежде всего дефекты лицевого черепа скелетов №№ 1, 2, 4, 5, 6, 7; разрушение мозгового черепа на скелете № 9 и практически полная утрата лицевых костей и костей основания черепа скелета № 8. У всех скелетов, за исключением № 4 имеются повреждения одного или более суставных и венечных отростков нижнечелюстных костей, а также их восходящих ветвей. Установлено, что все повреждения лицевых скелетов причинены ударными воздействиями массивных тупых твердых предметов с относительно малой поверхностью контакта. Примерами таких предметов могут быть, например, приклад винтовки, обух топора, молоток. По «Запискам Юровского», на которые опирается официальное следствие, лица трупов заливали серной кислотой. Упоминаний об уничтожении лиц ударами твердых тупых предметов в «Записках» нет.

Особого внимания заслуживает повреждение одного из ребер на скелете № 4. По данным Заключений № 01/1 от 18.11.1993 г. и № 01к от 30.12.1993 г. на этом скелете обнаружен прижизненный (имеется в виду сросшийся) перелом второго правого ребра.

Таким образом, характер и механизм образования повреждений костей лица на скелетах отличается от действий, которые осуществляли участники захоронения трупов Семьи по их обезображиванию. Необходимо установить, имелся ли у Императора прижизненный перелом ребра.

 

9. Молекулярно-генетический анализ

Подробный анализ молекулярно-генетического исследования, сделанный профессором Л.А. Животовским  и доложенный им на Думских общественных слушаниях в 1998 году, содержится в разделе «Данные судебно-медицинской литературы, публикаций, руководящих документов и иных источников».

Коротко претензии профессора Л.Животовского по выполненной экспертизе заключаются в следующем:

— бо?льшая часть исследовании выполнялась только одним российским экспертом;

— юридическое оформление передвижения образцов от места взятия до места лабораторного исследования неизвестно;

— гетероплазмия не могла привлекаться как идентификационный признак, так как метод не был апробирован в ряде судебно-генетических лабораторий и обсуждён в специальных публикациях;

— при наличии различных версий о происхождении екатеринбургского захоронения и находящихся в ней останков, следовало привлечь дополнительно идентификационные признаки ядерной ДНК и исследовать обе линии -и материнскую и отцовскую;

— поскольку захоронение вскрывалось без соблюдения должных формальностей, следовало генетически исследовать все основные части скелета;

— при идентификации "екатеринбургских останков" использованы данные только по населению западных стран, что могло привести к существенному искажению оценок. вероятности идентификации;

— при расчёте вероятности идентификации в проведённом исследовании не рассматривались все высказанные версии о происхождении захоронения и возможного состава останков. Необходимо было учесть возможность присутствия в захоронении "третьих" лиц, наличии "смесей" и т.д. и т.п.

Вывод профессора:

 «Таким образом, решение столь деликатной проблемы, каковой является идентификация "екатеринбургских останков", должно быть доказательственно безупречным. Имеющиеся на сегодня генетические аргументы ещё нельзя назвать даже удовлетворительными. Принятие их - недопустимое для истории России деяние»[43].

 

10. По общей оценке результатов сравнительного исследования и их математической обработке

Сравнительное исследование черепов из захоронения в Поросенковом Логу с фотографиями конкретных лиц не может быть признано объективным, поскольку при его осуществлении использовались недостоверные данные предыдущих экспертиз (по отнесению костей к скелетам, по определению пола, возраста и роста). Кроме того, выполненная экспертом реконструкция лицевых скелетов не гарантирует соответствия топографии использованных опознавательных точек на черепе их расположению на прижизненном лицевом скелете данного черепа[44].

Научная состоятельность выполненного методом фотосовмещения исследования останков подвергается обоснованным и серьезным сомнениям. Выводы экспертов о том, что результаты фотосовмещения «не противоречат» данным ранее выполненного сопоставления по общим признакам (пол, возраст, рост, раса), получили критическую оценку Председателя Следственного комитета А.Бастрыкина (Доклад на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки» в апреле 1998 года [45]. Неудовлетворительную оценку получила в его докладе и выполненная в 1995 году пластическая реконструкция.

Главные претензии к экспертам заключаются в следующем:

— установлено лишь сходство исследованных объектов с предполагаемыми объектами, то есть выполнена не индивидуальная идентификация, а только групповая принадлежность;

— компьютерный анализ установил только сходство между черепами № 3, 5, 6 и 7;

— нет ответа на вопрос: чем указанные черепа выделяются из группы исследуемых и контрольных?

— нет ответа на вопрос: почему установленное сходство не может расцениваться как случайное?

— нет ответа на вопрос: как математически выраженные сходства могут доказывать наличие генетически обусловленной родственной связи?

— сопоставлением признаков словесного портрета, установленных по черепам и фотопортретам «предполагаемых лиц» эксперты установили, что его результаты лишь «не противоречат» данным ранее выполненного сопоставления по общим признакам (пол, возраст, рост, раса);

— вывод о том, что «каждый из предполагаемых лиц не исключился только по одному конкретному черепу и исключился по любому другому, кроме Марии и Анастасии Романовых неубедителен;

— в выводах по результатам исследования методом фотосовмещения эксперты вместо общепринятого термина «идентификация» применили «персонификация», что указывает на их неуверенность;

— научная состоятельность метода фотосовмещения сомнительна[46].

В приведенной в Заключении № 01нт от30.06.1993г математической обработке данных автор пользуется многочисленными допущениями, что исключает получение объективного результата. Большинство из использованных им критериев строго бинарны (да/нет с вероятностями по 1/2). На практике учитываемые события (даже "возраст" и "пол") не могут быть настолько идеальны. Поскольку речь идёт не о случайно выкопанной кости в произвольном месте, а о конкретном захоронении, абстрактные критерии здесь неприменимы.

В качестве примера можно привести ситуацию в спорте, когда автор считает, что в любом спортивном зале всегда присутствуют по 50% мужчин и женщин, и любой из них может выполнить прыжок в высоту с вероятностью 1/2. Названные исходы строго дизъюнктны (либо прыгнет, либо нет - зависание в воздухе и малодушный отказ можно считать невозможными), но это не означает, что они равновероятны.

Свои рассуждения эксперт с одного объекта "переводит" на остальные, рассматривая их как результат повторения одного и того же опыта. Это также некорректно.

Вероятности совмещения критериев допустимо перемножать только в случае независимости событий, но автор это правило игнорирует.

Вероятностная интерпретация тезисов типа "положительный результат сопоставления может быть получен не чаще, чем в каждом втором случае" некорректна. Эта фраза скорее должна означать крайне малую вероятность успеха (т.е. большую вероятность ошибки).

Методы моделирования (в части "гистограммы") вообще описаны некорректно. Не объясняется, как были выбраны коэффициенты метрики, измеряющей расстояние между кривыми. Нельзя исключить, что там может быть эффект, известный как overfitting (оверлифтинг, переподгонка) модели (overfitting - явление, когда при построении алгоритма классификации получается такой алгоритм, который слишком хорошо работает на тестовых примерах, но плохо работает вообще. Это связано с тем, что при построении такого алгоритма в тестовых примерах обнаруживаются некоторые случайные закономерности, которые не имеют никакого отношения к действительности).

Автор претендует на объективность, но настолько обобщает исследования, что с его помощью можно доказать родственность произвольно найденного скелета наугад выбранной группе лиц.

Фотосовмещение при отождествлении личности является методом:

1. не отличающимся достаточной идентификационной значимостью;

2. не имеющим самостоятельного значения при идентификации личности;

3. не имеющим конкретного способа количественной оценки полученного результата;

4. не позволяющим выходить за пределы предположительных суждений»[47].

 

В Ы В О Д Ы

На основании выполненного изучения представленных материалов, обработки судебно-медицинской литературы и судебно-медицинских данных в других источниках, основываясь на своей компетенции и отвечая на поставленные вопросы, я прихожу к следующим выводам:

 

Вопрос 1:

В каком состоянии находились останки в момент их извлечения из захоронения в Поросенковом Логу, а именно:

— имелись ли на останках мягкие ткани?

— имелись ли на останках признаки консервирующих трупных явлений и если да, то какие?

—           соответствует ли состояние останков характеру почвы в Поросенковом Логу?

Ответ:

Состояние останков в момент их извлечения в 1991 году нельзя признать установленным. Оценка состояния мягких тканей на останках в разных экспертизах разная. Так, из Протокола дополнительного осмотра от 23 – 25 июля 1991 года следует, что мягкие ткани находятся в состоянии торфяного дубления.

В Заключениях от 21.08.1992 года; № 01/1 от 18.11.1993г., № 1К от 30.12.1993г. конгломерат мягких тканей на скелете № 2 классифицируется как жировоск.

В дневнике Л.Коряковой (2) речь идет о мумификации.

При этом отмечено, что почва в Логу болотистая («глеевый горизонт аллювиальных болотистых почв»). Это означает высокое содержание в почве гумуса и гумусовых кислот, переувлажненность и недостаток или отсутствие кислорода, то есть наличие условий, необходимых для развитие торфяного дубления.

Установление характера консервирующих трупных явлений на останках возможно при новом исследовании.

Перед экспертами среди прочих необходимо поставить вопросы: возможно ли в почве данного захоронения уничтожение части мягких тканей гниением с последующим развитием одновременно нескольких консервирующих трупных явлений: жировоска, мумификации и торфяного дубления? Если да, то при каких обстоятельствах и в какой срок?

 

Вопрос 2:

Какова достоверность установления количества скелетов в захоронении?

Ответ:

Количество лиц, которым принадлежали останки екатеринбургского захоронения, нельзя признать установленным¸ так как достоверность отнесения костей к тому или иному скелету сомнительна и противоречива. Вывод о принадлежности останков девяти лицам, основанный только на результатах одного сравнительно-анатомического исследования, неубедителен. Достоверно определить принадлежность всех неопределенных костей из ящика № 10 одним этим методом в принципе невозможно.

Есть вероятность наличия в захоронении останков от десятого и даже одиннадцатого скелета, так как в захоронении обнаружены два зуба, которые не могут принадлежать ни одному из девяти скелетов, но могут предположительно принадлежать двум подросткам.

 

Вопрос 3:

Какова достоверность установленных пола, роста и возраста лиц, которым принадлежали останки?

Ответ:

Выводы экспертов по определению пола, возраста и роста лиц, которым принадлежали скелеты носят вероятный характер. При этом в выполненных исследованиях (Заключение № 01нт) допущены неточности и ошибки. Прогнозируемые диапазоны роста и возраста то недопустимо широки, то неоправданно сужены вплоть до одного года. Есть факты, когда установленные в разных экспертизах диапазоны возраста полностью различны.

Неточности предопределены недостоверностью формирования скелетов. Кроме того, в Заключении № 01нт есть факты внесения в выводы значений, отличающихся от полученных при исследовании (особенно в отношение скелетов 3, 5 и 6), что позволяет допустить заинтересованность экспертов в получении определенных результатов.

 

Вопрос 4:

Какова достоверность установленной принадлежности скелетов конкретным лицам?

Ответ:

На результат определения принадлежности скелетов конкретным лицам влияет точность отнесения костей к тому или иному скелету. Как и в случаях с давностью захоронения, определением, пола, длины тел и возраста, обоснование принадлежности скелетов конкретным лицам недостаточное и носит предположительный характер.

Принадлежность черепов конкретным лицам не может быть признана доказанной по причине сомнительной научной состоятельности использованных методов.

 

Вопрос 5:

Какие повреждения имеются на останках?

Ответ:

На останках обнаружено большое количество повреждений: нетравматические, связанные с длительным пребыванием в захоронении (в заключении от 21.08.1992 г. указано множественное число: «в местах»), деструктивные изменения от действия агрессивной среды, а также механические (от действия тупых твердых предметов, от острых предметов, огнестрельные).

Первые две группы позволяют установить по ним условия захоронения и его длительность. Механические повреждения при их изучении позволяют ответить на многие вопросы о времени и условиях их образования.

Выявлены однотипные  по локализации и характеру дефекты лицевого черепа  и нижней челюсти скелетов  №№ 1, 2, 4, 5, 6 и 7. Все указанные повреждения причинены ударами тупых твердых предметов с ограниченной контактной поверхностью. Такими предметами могли быть приклад винтовки, обух топора, молоток. Наличие в одном захоронении группы останков с однотипными по локализации и механизму образования повреждениями, а также сходство свойств причинивших эти повреждения предметов, исключает их случайное происхождение и указывает на сознательное причинение. Это означает, что кости лицевых скелетов, а в случае прижизненного их разрушения – и мягкие ткани лиц, уничтожены либо для невозможности опознания в случае нежелательного обнаружения тайного захоронения, либо для того, чтобы фальсифицировать принадлежность останков.

Особого внимания заслуживает прижизненный (сросшийся) перелом второго правого ребра у скелета № 4, приписываемого Императору. Необходимо установить, имел ли место в жизни Императора Николая II эпизод с получением такой травмы, ввиду того, что скелет № 4 приписывается именно Императору.

 

Вопрос 6:

Какова давность захоронения?

Ответ:

Давность захоронения по результатам разных исследований варьирует в широком диапазоне: от неопределенного «десятки лет» (Заключение № 348 ф.-т от 05.12.1991 г, Заключение от 21.08.1992, Заключения № 1к от 30 декабря 1993 г. и № 2к от 10 мая 1994 г), до десятилетних диапазонов 40 – 50 лет, а по исследованию зубов - «не менее 50 – 60 лет» (Заключение № 01/1 от 18.11.1993 г.), и до 70 лет – в Заключении дополнительной экспертизы черепа № 4 от 16.01.1998 г. 

Причинами столь значительной разницы являются заложенные еще при формировании скелетов ошибки в определении принадлежности костей. Есть основания для предположения о необоснованном стремлении экспертов к определенной давности захоронения.

 

Вопрос 7:

Имеются ли в представленных экспертизах дефекты и если да, то какие?

Ответ:

В представленных для анализа экспертизах имеются дефекты, которые условно можно разбить на три группы:

1. Дефекты технического выполнения экспертиз:

— недостоверное формирование скелетов;

— недостоверное определение количества лиц, которым принадлежали останки;

— дефекты в установлении пола, возраста и длины тела;

— противоречивые результаты по установлению пола скелета № 1;

— некорректное применение к останкам ряда современных методик определения длины тела, учитывающих явления акселерации.

2. Дефекты по оценке полученных результатов экспертиз:

— внесение в выводы значений, не соответствующих результатам исследований (по определению возраста и давности захоронения);

— необоснованное сокращение диапазонов возраста до одного года, допустимое только у детей при смене молочных зубов.

3. Дефекты по доказательной ценности результатов экспертиз:

— предположительный характер полученных результатов;

— предположительные результаты исследований в выводах объявляются достоверными;

— использование методов исследований с чрезвычайно низкой научной состоятельностью и доказательной значимостью (фотосовмещение, использованная экспертом методика статистической обработки результатов исследований).

4. Противоречивые результаты исследований в разных экспертизах:

— при определении возраста и давности захоронения;

— при определении количества лиц, которым принадлежат два изолированных зуба.

Перечисленные дефекты подтверждаются негативной оценкой результатов экспертиз высшими органами церковной власти Русской православной церкви, руководством Следственного комитета РФ, судебно-медицинскими экспертами.

 

Вопрос 8:

Доказывают ли результаты выполненных экспертиз принадлежность останков Царской Семье?

Ответ:

Результатами представленных на исследование экспертиз принадлежность останков Царской Семье не доказана.

 

Юрий Александрович Григорьев

 


[2]  http://nikolai2.ru/dokazatelnaya-tsennost-provedennyh-geneticheskih-issledovanij-po-identifikatsii-ekaterinburgskih-ostankov-nedopustimo-mala.html

[3] http://www.sudmed.ru/index.php?autocom=articles&code=print&id=104

[4] http://www.docme.ru/doc/1345833/100.opredelenie-davnosti-zahoroneniya-trupa-po-odontologich

[5] http://docs.cntd.ru/document/9046976

[6] http://www.forens-med.ru/zakon/doc/mz/3_3_145.html

[7] https://www.docme.ru/doc/1346249/533.prikaz-mz-rf-N407-ot-10.12.1996

[8]  http://www.garant.ru/products/ipo/prime/doc/12077987/

[9]  http://romanov-center.ru/Documents/prok/diary.html

[10] http://ripc.info/publications/doc/uchenye-podvergajut-somneniju-prinadlezhnost-ekaterinb

[11] www.rian.ru/society/20050524/40404651.html

[14]  http://romanov-center.ru/Documents/Nevolin.htm

[15] http://www.manwb.ru/articles/science/natural_science/boloto_miracles

[16] https://rusk.ru/st.php?idar=105157

[17]  http://www.forens-med.ru/book.php?id=380

[18] Авдонин А.А. Ганина яма. История поисков останков Царской Семьи. Екатеринбург:  Компания «Реал-Медиа», 2003. - 416 с., илл.

[19] http://romanov-center.ru/Documents/kor.html

[20]  Там же

[21]  Там же

[22]  http://romanov-center.ru/Documents/prok/diary.html

[23] Авдонин А.А. Ганина яма. История поисков останков Царской Семьи. - Екатеринбург: Компания «Реал-Медиа», 2003.

[24] Попов В.Л. Антропологические противоречия при исследовании екатеринбургских останков //Материалы Международной научной конференции "Царское дело и екатеринбургские останки" г. Санкт-Петербург 26-27 апреля 1998 года.

[29]  http://romanov-center.ru/Documents/prok/diary.html

[30]   Авдонин А.А. Ганина яма. История поисков останков Царской Семьи. - Екатеринбург: Компания «Реал-Медиа», 2003.

[31]  Туманов Э. В., Кильдюшов Е. М., Соколова3. Ю. Судебно-медицинская танатология. - Москва: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав», - 2011.

[32]  Там же

[33] http://www.manwb.ru/articles/science/natural_science/boloto_miracles

[34] Туманов Э. В., Кильдюшов Е. М., Соколова3. Ю. Судебно-медицинская танатология. - Москва: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав», - 2011.

[35] Туманов Э. В., Кильдюшов Е. М., Соколова3. Ю. Судебно-медицинская танатология. - Москва: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав», - 2011.

[38] Авдонин А.А. Ганина яма. История поисков останков Царской Семьи. - Екатеринбург: Компания «Реал-Медиа», 2003.

[39] Туманов Э. В., Кильдюшов Е. М., Соколова3. Ю. Судебно-медицинская танатология. - Москва: НП ИЦ «ЮрИнфоЗдрав», - 2011.

[40] Попов В.Л. Идентификация останков царской семьи Романовых. - Спб.: Avalanche, 1994.

[41]  Рубежанский А.Ф. Судебно-медицинские и археологические материалы к захоронению 288-летней давности / А.Ф.Рубежанский, А.Ф.Ватченко, Л.П.Крылова / Судебно-медицинская экспертиза. - Т.XIII, №2. - 1970. - с. 11-12.

[42]  Там же.

[43] http://nikolai2.ru/dokazatelnaya-tsennost-provedennyh-geneticheskih-issledovanij-po-identifikatsii-ekaterinburgskih-ostankov-nedopustimo-mala.html

[44] Попов В.Л. Идентификация останков царской семьи Романовых. - Спб.: Avalanche, 1994.

[45] Бастрыкин А.И. Процессуально-криминалистический анализ материалов, связанных с обнаружением и исследованием захоронения неизвестных лиц, обнаруженного в 1991 г. в окрестностях г. Екатеринбурга // Доклад на Международной научной конференции «Царское дело и екатеринбургские останки» (Царское Село, апрель 1998).

[46]  Там же.

[47]  Попов В.Л. Идентификация останков царской семьи Романовых. - Спб.: Avalanche, 1994.


Дата публикации: 04.06.2018

Поддержите культурно-просветительный фонд.


Ваши пожертвования на сохранение национальной культуры,
это неоценимый вклад в развитии общества.



Православный календарь

7528 год от сотворения мира
2018 год от Рождества Христова

Сегодня
19 октября
(06 октября ст.с)

19 октября
Апостола Фомы (I). Сщмч. Иоанна пресвитера (1937).


20 октября
Мчч. Сергия и Вакха (290–303). Сщмч. Николая пресвитера (1942). Прп. Сергия Послушливого, Печерского, в Ближних пещерах (ок. XIII). Прп. Сергия Нуромского (Вологодского) (1412). Обре́тение мощей прп. Мартиниана Белоезерского (1513). Мчч. Иулиана пресвитера и Кесария диакона (I). Мц. Пелагии Тарсийской (290). Мч. Полихрония пресвитера (IV). Псково-Печерской иконы Божией Матери, именуемой «Умиление» (1524).

Обращение
В.В. Бойко-Великого

К сотрудникам «Русского Молока» и всех компаний, входящих в группу компаний «Вашъ Финансовый Попечитель».

Награды Фонда



Поиск по сайту


Фотогалерея

Директор Государственной Публичной исторической библиотеки России Михаил Дмитриевич Афанасьев (крайний слева), посетил стенд «Русского издательского центра».
Сотрудники компании перед входом в храм.
 Автограф-сессия А.Н. Боханова.
Василий Бойко-Великий, член Совета директоров ОАО «Вашъ Финансовый Попечитель»
Костас Асимис

Популярное на сайте

Русский, одевайся по-русски!


Авторская мода


Установлена награда в 100 тысяч рублей за сведения об организаторах преступной группы «PussyRiot»


Пожертвовать

Внести пожертвование.


ОАО «Вашъ финансовый попечитель» ОАО «Русское Молоко» Газета «Рузский курьер» Академия Российской Истории Фонд «Возвращение» Русский Издательский Центр