Публикации

Алексей Оболенский о логических ошибках в деле «екатеринбургских останков» и бессилии оппонентов

В риторике со времен Древнего Рима, с целью апелляции к эмоциям аудитории, при невозможности оратора аргументированно ответить по существу вопроса,  порой используется прием Ad hominem, или argumentum ad hominem (с лат. — «аргумент к человеку»), при котором оратор  опровергает любые аргументы указанием на мотивы, характер или любой другой атрибут лица, приводящего этот аргумент, или лица связанного с аргументом, вместо указания на несостоятельность самого аргумента, объективные факты или логические рассуждения. Использование ad hominem в научной или иной профессиональной дискуссии всегда считалось некорректным и недопустимым, поскольку такая дискуссия предполагает стремление сторон к объективной истине, а не к попытке оказаться победителем в споре. Добавлю, что Ad hominem специалистами по риторике относится к одной из разновидностей логических ошибок.

__________________

Благодаря достигнутой договоренности между Святейшим Патриархом Кириллом и Следственным Комитетом, начиная с лета прошлого года, обсуждение проблематики идентификации так называемых «екатеринбургских останков» велось исключительно в конструктивном ключе. Публиковались интервью, взятые у экспертов, привлеченных официальным следствием. Ресурс «Православие.ру» регулярно размещал на своих страницах и альтернативные суждения и исследования авторов, не согласных с мнением экспертов. Секретарь Патриаршей комиссии митрополит Псковский и Порховский Тихон (Шевкунов), в бытность свою епископом Егорьевским, всячески ратовал за всевозможную открытость проводимого расследования, привлечение к обсуждению спорных вопросов максимального числа оппонентов. А состоявшаяся 27 ноября 2017 г. в стенах Сретенской семинарии конференция «Дело об убийстве Царской Семьи: Новые экспертизы и материалы», несмотря на то что к участию в ней было допущено ограниченное число противников признания подлинности останков, тем не менее, стала образцом грамотно организованного серьезного ученого диспута.

Однако, с приближением 100-летия трагических событий июля 1918 года в Екатеринбурге, картина диаметрально изменилась. Начиная с 14 февраля этого года «Православие.ру» не разместило ни одного нового материала, авторами которого стали бы эксперты, участвующие в официальном расследовании. Более того, ни от экспертов, ни от следствия, ни от других официальных лиц не прозвучало никакого ответа на вопросы, заданные на страницах двух исследований, выполненных мной и моими коллегами. Притом что исследования эти были переданы и в Следственный Комитет РФ, и в Патриаршую комиссию по расследованию.

Речь идет о следующих материалах:

ДОПОЛНИТЕЛЬНОЕ ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТОВ (разъяснение специалистами вопросов, входящих в их профессиональную компетенцию) от 8 февраля с.г. Э.Г. Агаджаняна, Л.Е. Болотина и А.А. Оболенского

ЗАКЛЮЧЕНИЕ СПЕЦИАЛИСТА (разъяснение специалистом вопросов, входящих в его профессиональную компетенцию) от 31 мая с.г. Ю.А. Григорьева

Кроме того, этими же авторами был дополнительно опубликован целый ряд материалов, убедительно доказывающих, с приведением исчерпывающей аргументации, невозможность принадлежности «екатеринбургских останков» Царственным мученикам и их слугам, а так же ставящих под глубочайшее сомнение саму возможность проведения с этими останками генетических экспертиз, к результатам которых постоянно апеллирует следствие.

Вот, краткий перечень этих материалов:

ТЕЛА СОЖГЛИ У ГАНИНОЙ ЯМЫ! Ю.А. Григорьев

ЧТО ДЕЛАЛ ИМПЕРАТОР НИКОЛАЙ II У ЗУБНЫХ ВРАЧЕЙ? А.А. Оболенский

ПОСЛЕДНИЙ ДАНТИСТ ИМПЕРАТОРА. А.А. Оболенский

ЛУЧШЕ ПОЗДНО, ЧЕМ НИКОГДА ИЛИ ВОПРОСЫ, ЗАДАННЫЕ ПОСЛЕ ТОГО, КАК НА НИХ УЖЕ БЫЛИ ОПУБЛИКОВАНЫ ОТВЕТЫ. Э.Г. Агаджанян, А.А. Оболенский

 «ДОКАЗАТЕЛЬСТВО», КОТОРОЕ ДОКАЗАЛО ПРЯМО ПРОТИВОПОЛОЖНОЕ ТОМУ, ЧТО ДОКАЗЫВАЛО ИЛИ МАЛЕНЬКАЯ РЕПЛИКА ВЕЧНЫХ СТУДЕНТОВ. Э.Г. Агаджанян, А.А. Оболенский

КРИТИКАМ КОМПЛЕКСНОЙ ИСТОРИКО-СТОМАТОЛОГИЧЕСКОЙ ЭКСПЕРТИЗЫ «ЕКАТЕРИНБУРГСКИХ ОСТАНКОВ». В.В. Бойко-Великий

ЗАГАДКА ЯПОНСКОГО ГОРОДОВОГО. Э.Г. Агаджанян, А.А. Оболенский

РЕЗУЛЬТАТ НАЛОЖЕНИЯ ФОТО ЧЕРЕПА ИЗ «ЕКАТЕРИНБУРГСКИХ ОСТАНКОВ» НА ФОТОГРАФИЮ ГОСУДАРЯ НИКОЛАЯ II ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ. Э.Г. Агаджанян, А.А. Оболенский

МЕДИЦИНСКИЕ СВИДЕТЕЛЬСТВА ПРОШЛОГО. А.А. Оболенский

ДНК ЕКАТЕРИНБУРГСКИХ ОСТАНКОВ ДЛЯ ИССЛЕДОВАНИЯ НЕПРИГОДНА. Ю.А. Григорьев

НЕ ЦАРСКИЕ ЭТО ЗУБЫ. Э.Г. Агаджанян, А.А. Оболенский.

Приведенный выше перечень далеко не полон и не включает в себя многочисленные интервью и публикации авторов в СМИ, выступления на теле и радиоканалах. Кроме того, основные тезисы, содержащиеся в перечисленных публикациях, прозвучали и в докладах Э.Г. Агаджаняна, Ю.А. Григорьева и А.А. Оболенского на прошедшей в Москве в Царском Селе Коломенское 22 апреля с.г. научной конференции «Екатеринбургские останки: где правда, а где вымысел?», организованной русским культурно-просветительским фондом им. Святого Василия Великого.

Приглашения для участия в этой конференции были заранее разосланы большей части экспертов, принимающих участие в исследованиях, представителям Следственного комитета РФ и Патриаршей комиссии. К глубочайшему сожалению, установившийся с февраля месяца «заговор молчания» сторонников признания подлинности «екатеринбургских останков» в полной мере распространился и на это ученое собрание. Ни одного эксперта, представителя следствия и Патриархии участия в нем так и не приняло, сославшись, кто на занятость, а кто  и на прямой запрет следствия — принимать участие в публичных дискуссиях.

Единственным участником конференции, озвучившим в своем докладе позицию сторонников признания подлинности останков, стал бывший депутат РФ, в 1997—1998 годах советник первого вице-премьера правительства России Бориса Немцова, государственный советник I класса, курировавший работу правительственной Комиссии по идентификации и захоронению останков  российского Императора Николая II и членов его семьи – Виктор Владимирович Аксючиц.

С полным текстом доклада Виктора Владимировича читатели могут ознакомиться на сайте «Московские Ведомости», осуществлявшим прямую трансляцию конференции.

Несколько позднее Виктор Владимирович повторил свои основные тезисы в статье, опубликованной 17 мая с.г. на страницах «Московского Комсомольца».

И вот тут-то, уважаемые читатели, нам пришло время вернуться к началу этого очерка — к определению логической ошибки argumentum ad hominem, с описания которой я и начал свой рассказ. Увы, но ни в своем более чем получасовом выступлении, ни на газетной полосе, Виктор Васильевич не ответил ни на один из аргументов, выдвинутых исследователями, опровергающими подлинность «екатеринбургских останков», не ответил ни на один из вопросов, поставленных авторами приведенных выше публикаций перед следствием и Патриаршей комиссией, а посвятил и свой доклад, и последующую статью исключительно «бичеванию» противников признания останков и ничем не подкрепленными доводами в защиту объективности работы правительственной комиссии Б. Немцова. Чтобы не отнимать много времени у читателей, остановлюсь тезисно лишь на ряде ключевых моментов  выступления Виктора Васильевича.

1. «На последнем заседании комиссии (Правительственной, возглавляемой Б. Немцовым — прим. авт.) возле каждого члена комиссии были три тома документов».

Однако, документы Правительственной комиссии в относительно полном объеме были фактически первый раз опубликованы лишь в марте 2018 года Фондом имени Святого Василия Великого[1].

2. «Ему (академику Алексееву — прим. авт.) было отказано (в проведении исторической экспертизы — прим. авт.) на том основании, что уже академиком Иваном Ковальченко, который был академик-секретарь по истории Академии Наук, и его группой уже проведены все исторические исследования».

Тем не менее, никаких ссылок на исторические исследования И. Ковальченко докладчик не привел. Данные исторических экспертиз по делу никогда и нигде не публиковались. Более того, о том, что следователь В. Соловьев не назначал историческую экспертизу, говорилось в 1998 году в докладе А. Бастрыкина, ныне руководителя Следственного Комитета России.

3. «Огромный объем материалов исторических исследований, и он сейчас выложен в полном объеме на сайте Госархива Российской Федерации».

На сайте ГАРФа действительно выложено много архивных документов, но нет ни одного исторического исследования по заявленной теме. И именно на основании этих архивных документов многие историки сегодня опровергают принадлежность «екатеринбургских останков» Царской Семье.

4. «Академик Алексеев стал распространителем лжи о том, что женщины оказывается выжили, написал много статей на эту тему, а также целую книгу, что женщины Императорской семьи выжили и пытался даже описывать их судьбу, приводя в своей книге массу всякой мифологии на эту тему».

Обвиняя кого-то во лжи, Виктору Васильевичу стоило бы задуматься о правовых последствиях подобных действий. Что же касается академика Вениамина Алексеева, то он неоднократно заявлял о своей уверенности в убийстве Царской Семьи и ее последующем уничтожении на Ганиной Яме. Например, на пресс-конференции с епископом Тихоном (Шевкуновым) 9 ноября 2015 года. Однако, академик абсолютно справедливо обвинял и следствие и правительственную Комиссию, которые исходили из недопустимой в их работе априорности факта убийства, не рассматривая ни одной альтернативной версии.

Ведь, как известно, многочисленные суды на Западе по делу Анны Андерсон (Анастасии Чайковской) (ум. 1984 г.), объявившей, что она является дочерью расстрелянного российского монарха, так и не дали однозначного ответа: она или не она. В то же время дети придворного доктора Евгения Боткина и внучка Императора Николая I Ксения Георгиевна признавали претендентку Великой Княжной Анастасией.

На севере Италии в местечке Менаджо (Menaggio) до 1995 года можно было увидеть могилу с надписью на надгробье «DEM ANDENKEN OLGA NICOLAIEWNA 1895-1976 ALTESTE TOCHTER DES ZAR NICOLAUS II VON RUSSLAND». Однако, в 1995 году могила была уничтожена за неуплату ренты, а прах перенесен с коммунальной части городского кладбища Менаджо в фамильный склеп семьи Аирольди.

А вот менее известная «детективная» история. Наш современник петербуржец Олег Васильевич Филатов располагает результатами ряда антропологических и генетических экспертиз, проведенных в том числе и при участии профессора В.Л. Попова (он входит в состав нынешней комиссии экспертов по делу о «екатеринбургских останках» - прим. авт.) известным немецким генетиком Бонтэ, которые не исключают его родство с императором Николаем II. Однако, ни старое, ни нынешнее следствие даже не рассматривало эти факты, остановившись на рассмотрении одной-единственной версии. А эти факты должны быть документально опровергнуты, и именно на этом настаивал и настаивает академик Алексеев!

5. «Далее, профессор Сергей Беляев, который тоже много выступал на тему отрицания идентификации останков. Не знаю, известно ли вам что он идентифицировал в большинстве своем людей, которые были канонизированы Русской Православной церковью, и в том числе Амвросия Оптинского. Так вот, через много лет выяснилось, что поклонялись лжемощам Амвросия Оптинского, потому что он представил за мощи Амвросия Оптинского на самом деле мощи его келейника. А позже, когда были ремонт и раскопки, были обретены подлинные мощи. И тем не менее этот человек (я его метод называю «перстом указующим») отрицает генетическую экспертизу, всякие научные подходы. Но на каком основании он утверждает то, что потом принимается официальными Церковными властями?»

Пожалуй, именно с этого места г-н Аксючиц и вступает в полной мере на шаткую почву  argumentum ad hominem, переходя к прямым обвинениям и оскорблениям людей, не имеющим уже ни малейшего отношения к обсуждаемой теме. Разумеется, профессор Беляев никогда и ни разу не отвергал «научные подходы». История же с обретением мощей преп. Амвросия Оптинского приключилась отнюдь не по злой воле или ошибке профессора Беляева, который лишь курировал в Оптиной Пустыни вопросы археологии, в то время как и план раскопок, и последующую идентификацию обнаруженных в их ходе мощей осуществляло церковное монастырское и епархиальное руководство. Обретение мощей Оптинских Старцев, начавшееся в 1988 году, было в конечном итоге успешно завершено в 1998 году, принадлежность их была установлена точно и сомнений ни у кого сегодня не вызывает, хотя в 1988 году мощи одного святого старца почитали за мощи другого святого старца. Главное же, что эта неточность была успешно исправлена.

6. «По нашему уголовно-процессуальному кодексу России суд проводится только в том случае, если живы или те, кто совершил преступление, или жертва преступления. Поскольку ни тех ни других нет, то в соответствии с уголовно-процессуальным кодексом дело ведется комиссией, следствием и экспертами».

К сожалению, государственный советник I класса и бывший член правительственной Комиссии глубоко заблуждается — в  соответствии с нормами Уголовного Кодекса России, в случае гибели пострадавших и преступников не проводится не только суд, но и следствие, а дело закрывается.

7. «Конечно же очень многие отрицают генетические идентификацию, но во всем мире, в том числе у нас в стране абсолютное большинство уголовных дел проводится именно на основе генетической идентификации».

Как правило, в большинстве случаев происходит простое визуальное опознание тел погибших и их идентификация, тем более с использованием экспертизы ДНК, не требуется. Однако, если бы В.В. Аксючиц удосужился познакомиться с приведенными выше публикациями  Ю.А. Григорьева о НЕВОЗМОЖНОСТИ экспертиз ДНК в отношении «екатеринбургских останков», вероятно, ему бы стоило изменить свое безапелляционное мнение. 

8. И, наконец, г-н Аксючиц перешел к поиску непосредственных заказчиков протеста против признания подлинности «останков», обнаружив их, догадайтесь где? Правильно — в Госдепе США и в недрах ЦРУ!

«Далее, хочу сказать очень важную вещь о том, что исключительно негативную роль в вопросе идентификации и признания останков Царской Семьи сыграла зарубежная экспертная комиссия, которая звучит так «Российская и зарубежная экспертная комиссия по установлению судьбы останков членов Российской Императорского дома…», созданная в 1989 году. Надо сказать, что тема останков, на самом деле, была прикрытием в работе этой комиссии, основной целью были совершенно другие. Во-первых, цель подорвать возможное объединение Русской Православной Церкви и Зарубежной Церкви, и во-вторых, дискредитировать российскую власть. Возглавил эту комиссию Петр Николаевич Колтыпин-Валлловский. Отец его, еще до Второй мировой войны, в качестве шпиона проникал на территорию Советского Союза, во время войны находился в рядах германской армии. Сам же Петр Николаевич занимался секретными разработками боеголовок американских баллистических ракет, закончил курсы «Психологические войны действующих армий», активно сотрудничал с Бари Голдуотером, был номинирован кандидатом от партии на выборы в конгресс США, он является отставным полковником стратегической разведки США. Далее секретарь российско-зарубежной комиссии Евгений Львович Мегеровский, отставной полковник Генерального штаба армии США, консультант правительства США в области восточноевропейских отношений, всю жизнь посвятил борьбе с экономической и военной мощью Советского Союза. В экспертной комиссии также активно работал и Алексей Павлович Щербатов, полковник ЦРУ, в течение многих лет он возглавлял Русское дворянское собрание в Северной Америке. И эту комиссию не интересовали объективные факты и сбор объективных данных, они делали все, чтобы дискредитировать все экспертизы, которые проводились в России и шли при этом на прямой подлог».

Начнем, пожалуй, с того,  что «Российская и зарубежная экспертная комиссия по установлению судьбы останков членов Российской Императорского дома» никогда не имела и не имеет доныне ни малейшего отношения к исследованиям, проводимым отечественными учеными, опровергающими подлинность захоронения в Поросенковом Логу. Ни я, ни мои коллеги, выступившие авторами (соавторами) приведенных в начале очерка публикаций никогда с ней не взаимодействовали. Честно признаюсь, о существовании этой Комиссии я впервые узнал из доклада В.В. Аксючица на конференции в Коломенском.

На самое смешное заключается в том, что как раз США и страны Запада в 90-е годы всячески ратовали за признание подлинности «екатеринбургских останков», и их позиция целиком и полностью совпадала с мнением Б.Н. Ельцина и возглавлявшего правительственную Комиссию по идентификации и захоронению «младореформатора» Б.Е. Немцова, всю свою жизнь окормлявшегося вместе со своими присными через западные фонды.

Что же касается, упомянутых в докладе и статье Виктора Васильевича деятелей русской эмиграции (многих из которых, к слову, уже нет в живых), то надо признать, что оказавшись на Западе с первой волной русской эмиграции, многие из них действительно посвятили свою жизнь борьбе с коммунистическим режимом, оставаясь при этом русскими патриотами.

Это относится и к Н.Е. Колтыпину-Валловскому[2], служившему в войсках генерала Шкуро и в РОА генерала Власова, и к князю А.П. Щербатову[3], служившему в изгнании в американской армии,  и к родившемуся уже в изгнании П.Н. Колтыпину-Валловскому[4], работавшему на оборонных предприятиях США, и к Е.Л.Мегеровскому[5], долгие годы работавшему в исследовательских центрах, занимавшихся изучением Советского Союза и Восточной Европы.

Но, повторюсь, вся эта деятельность никогда и никак не была связана с исследованиями отечественных ученых, выступающих противниками признания подлинности «екатеринбургских останков».

9. Дальше — больше! Приближаясь к завершению своего доклада, В.В. Аксючиц, продолжая рассказ о «подрывной деятельности» зарубежной комиссии, поделился с присутствующими следующей сентенцией:

«В 2002 году по инициативе этой комиссии был проведен сравнительный анализ данных ДНК Императрицы Александры Федоровны и так называемой Святой Елизаветы Федоровны».

Помилуйте, Виктор Васильевич! Ваше желание оспорить результаты экспертиз ДНК, результат которых отличен от угодного вам — естественно. Но называть Святую Елизавету Федоровну «так называемой святой» - по-моему, перебор даже в избранной вами тактике  argumentum ad hominem! Напомню, что еще в  1992 году Архиерейским собором Русской православной церкви Великая Княгиня Елизавета и сестра Варвара причислены к лику святых и включены в Собор новомучеников и исповедников Российских. Ранее, в 1981 году, они были канонизированы Русской православной церковью заграницей (РПЦЗ).

10. Закончил же свой  доклад г-н Аксючиц прямо-таки феерическим пассажем с обвинениями профессора В.Л. Попова в воровстве, а Великой Княгини О.Н. Куликовскую-Романову во...лжи.

«Надо сказать, что с этой комиссией (зарубежной — прим. авт.) очень тесно сотрудничал профессор Вячеслав Попов, который длительное время рекламировал исследования профессора Тацуо Нагаи. Почему? Потому что, вдруг у профессора Тацуо Нагаи оказались биологические материалы князя Георгия Александровича. От кого он их получил? От Попова. А также оказались кусочки охотничьей куртки Императора Николая II из подмышек, как бы с образцами его биологического материала в виде пота. Предоставил эти материалы Нагаи Попов, при этом он не был членом комиссии, у него не было доступа к этому и они оказались у него. Каким образом? Он их просто украл».

И буквально через пару минут выступления:

«Надо сказать, что основным транслятором в середине 1990-х годов решения экспертной комиссии была Ольга Николаевна Куликовская-Романова. Дело в том, что она заказала генетическую экспертизу Тихона Николаевича профессору Рогаеву. Эта экспертиза была проведена в 1995 году, она уговорила его не обнародовать, якобы она не совсем официально получила образцы крови, поэтому не хотелось, чтобы это предавалось огласке. Так вот, профессор Рогаев опубликовал это исследование , они опубликованы в книге, и результаты все подтверждают. До сегодняшнего дня Ольга Николаевна Куликовская-Романова утверждает, что этого не было. Кому верить -  документам, Рогаеву или ей? Мало того, в 1995 году Ольге Николаевне это все было известно, и зная это, именно она обратилась к руководству Русской Православной Церкви и сказала, что исследования ложные и что они дали противоположный результат, то есть противоположный тому, что было проведено. Именно с этого все и началось. Именно тогда были высказаны сомнения, и тогда было принято решение Синодом Русской Православной Церкви провести дополнительные экспертизы и ответить на дополнительные 10 вопросов».

Что здесь скажешь? Напоминать г-ну Аксючицу, что обвинения в краже и лжи в России являются наказуемым деянием? По-моему, бесполезно. Говорить, что  Уголовный Кодекс России не предусматривает ответственности за получение образцов материалов (пусть даже и неофициально) для экспертизы и не квалифицирует это действие как кражу? Аналогично! Повторять прописную истину о том, что экспертиза, заказанная О.Н. Куликовской-Романовой является ее частной собственностью и г-н Рогаев не имел права делать каких-либо заявлений без письменного согласия заказчика экспертизы? Еще более бесполезно! Тем паче что столь некорректное поведение Евгения Рогаева свидетельствует в первую очередь лишь о его личной заинтересованности и в силу этого — необъективности.

Ведь, Виктор Васильевич в полемическом угаре, вместо того чтобы по-существу ответить на аргументированные выступления противников признания подлинности «екатеринбургских останков», опиравшихся на данные, полученные в результате исторических, историко-стоматологических, судебно-медицинских и прочих исследований, предпочел одним «кавалерийским ударом», обвинить всех оппонентов в связи с фашистским рейхом, Госдепом США и ЦРУ, заодно намекнув (как бы невзначай!) на их явно уголовные наклонности, и свести всю суть полемики к столь любимому сторонниками argumentum ad hominem - «сами вы все дураки»!

Заканчивая этот очерк, в преддверии столетия трагических событий июля 1918 года в Екатеринбурге, мне остается лишь искренне пожалеть о том, что официальное следствие выбрало для обсуждения столь важного для многих русских и православных людей вопроса лишь две тактические линии поведения — полемику в стиле «сам дурак!» и... полное молчание. Впрочем, как говорил некогда Генри Уилер Шоу: «Молчание — один из наиболее трудноопровергаемых аргументов».  Жаль только, что ни одна из выбранных тактик не приблизит нас к установлению истины.

 

[1] Сборник документов. Заключение комиссионной судебно-медицинской экспертизы скелетированных останков из екатеринбургского захоронения», РИЦ, Москва, 2018. - 512 С.

[2] Колтыпин-Валловский Николай Евгеньевич (1900 — 1965).  Родился 29 сентября 1900 г. в г. Чернигов. Потомственный дворянин Тверской губернии. Окончил Николаевский кадетский корпус. Корнет. В 1918 г. зачислен в 8-й Астраханский полк, затем переведен в 11-й гусарский Изюмский генерала Дорохова полк. Участвовал в боях Белой армии с 1918 по май 1920 гг. Дважды ранен. После третьего ранения был эвакуирован из Крыма в Галлиполи. Затем попал в Константинополь. Вскоре переехал в Королевство СХС (Югославию), здесь получил назначение на должность наездника-инструктора при дворе югославского короля Александра I. Начал писать иконы и расписывать церкви, писал портреты и картины, изображающие кавалерийские сражения. В Белграде состоял в Русском обще-воинском союзе (РОВС). Окончил Высшее зарубежные военно-научные курсы систематического изучения военного дела генерал-лейтенанта Н.Н. Головина (Белградский филиал). Вступил в боевую группу генерала А.Г. Туркула для борьбы с большевиками в Советском Союзе. Два раза засылался в СССР для выполнения секретных заданий. После 1941 г. - в Русском корпусе, подпоручик по русской службе (лейтенант). Вскоре перехал в Берлин на службу при штабе генерала Шкуро. В 1945 г. перевелся во 2-ю пехотную дивизию вооруженных сил Комитета освобождения народов России (ВС КОНР) генерала А.А. Власова. В 1945 г. принимал активное участие в спасении от насильственной репатриации военных и гражданских эмигрантов из Советского Союза. В том же году переехал в Мюнхен и продолжил свое художественное творчество. Одновременно работал с русскими и немецкими антикоммунистическими организациями. Участвовал в переговорах с американским военным командованием о возможном создании формирований из русских добровольцев в случае военных действий или войны с Советским Союзом. Активно участвовал в деятельности Союза андреевского флага (САФ) и Союза борьбы за освобождение народов России (СБОНР). Участвовал в составлении первой карты концентрационных лагерей в Советском Союзе для распространения. В 1951 г. переехал с семьей в США в г. Стратфорд (шт. Коннектикут). За 14 лет своей жизни в Америке работал главным образом как художник-иконописец, расписывая церкви и принимая заказы на иконы. В Америке снова включился в работу русских активных военно-политических и антикоммунистических объединений. Женат на Ларисе Васильевне Колтыпиной-Валловской, урожд. Пащенко-Синицкой. Скончался 4 мая 1965 г. Похоронен на кладбище Новая Коренная Пустынь в г. Магопак (шт. Нью-Йорк). Александров Е.А. Русские в Северной Америке: Биографический словарь. - Хэмден; Сан-Франциско; СПб., 2005. - С. 263.

[3] Князь Алексей Павлович Щербатов (14.11.1910-10.06.2003), родился 14 ноября 1910 года в Петербурге. Его отец был адъютантом Великого князя Николая Николаевича, мать – урожденной княжной Барятинской.
Он дружил с царскими дочками и играл с Цесаревичем Алексеем. Ему было четыре года, когда началась Первая мировая война, и семь лет, когда случилась революция и империя пала. В февральском Петербурге 17-го года он своими глазами видел, как молотками на Невском сбивали двуглавых орлов с магазинов, "поставщиков Его Величества", и слышал Ленина, выступавшего с балкона особняка Кшесинской. В 20-м году родители вывезли его в эмиграцию из Крыма, вместе с остатками армии Врангеля. Затем была долгая дорога изгнания – Константинополь, София, Брюссель, Париж, Рим, Нью-Йорк. В Бельгии Щербатов окончил университет, стал профессором истории и экономики. В 1937 году он перебирается в США. Во время Второй мировой войны служит в американской армии при штабе генерала Паттона, в Третьей армии США. Учеба в Парижской школе военной разведки, знание семи языков позволили Алексею Павловичу стать специалистом по связям между союзниками. Потом – преподавание истории России в университете Фарлей Диккенсон. Став профессиональным историком, князь Щербатов всю свою долгую жизнь пытался ответить на три вопроса: почему в России произошла революция, почему к власти пришли большевики и почему белые проиграли. В поисках ответов на эти вопросы он и встречался с самыми значимыми фигурами русской эмиграции. Историк по образованию, Алексей Павлович входил в Российскую зарубежную экспертную комиссию по идентификации останков Императора Николая II и членов его Семьи. Скрупулезный ученый, профессор Щербатов считал своим долгом исследовать фактический материал, чтобы убедиться в исторической достоверности. Если посмотреть его докладную записку комиссии, в сравнении с пышными политизированными докладами, то можно сделать свой вывод о характере русского православного ученого. Из предисловия к книге Алексея Щербатова и Ларисы Криворучкиной-Щербатовой «Право на прошлое» (издание Сретенского монастыря, Москва, 2005 г .).

[4] Родился 27 сентября 1933 г. в г. Панчево (Югославия) в дворянской семье. Сын Н.Е. Колтыпина-Валловского. В 1944 г. переехал с семьей из Белграда в Вену, а после окончания Второй мировой войны - в Мюнхен. С 1951 г. проживает в США. После окончания школы в 1956 г, был призван на военную службу. Служил в артиллерии, в ракетном полку под Нью-Йорком. После демобилизации устроился на работу в компанию, где создавались боеголовки для межконтинентальных баллистических ракет, двигатели для танков, вертолетов, самолетов, и проработал там 35 лет. Русский общественный и церковный деятель. С середины 1970-х до середины 1990-х - глава Российского императорского союза-ордена в США. Баллотировался в Конгресс США. Председатель Российской Зарубежной Экспертной Комиссии Российской Зарубежной Экспертной Комиссии по установлению судьбы останков членов Российского Императорского Дома, основанной в 1989 г. Участник III (1974) и IV (2006) Всезарубежных Соборов. Активный противник объединения Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) с Московским Патриархатом. Женат на Анне Васильевне (урожд. Потемкиной). Александров Е.А. Русские в Северной Америке: Биографический словарь. - Хэмден; Сан-Франциско; СПб., 2005. - С. 263-264.

[5] Родился 11 декабря 1934 г. в Праге. Учился в русской гимназии в Праге. При вступлении советских войск в Чехословакию семья Магеровских переехала в американскую оккупационную зону Германии. Продолжал образование в русской реальной гимназии в г. Регенсбург (Германия). Переселился с семьей на постоянное жительство в США и завершил среднее образование в Джордж Вашингтон Хай-Скул (Нью-Йорк). Затем учился в Городском колледже Нью-Йорка, где параллельно с академическим курсом занимался на офицерских курсах. Окончил колледж с дипломом бакалавра искусств. Одновременно получил чин младшего лейтенанта запаса (1956). Затем поступил на факультет политических наук и в Русский (позднее - Гарримановский) институт Колумбийского университета. Параллельно с занятиями преподавал в разных университетах и начал службу в стратегической разведке США. Окончив Русский институт со степенью магистра искусств, приступил к подготовке работы на соискание степени доктора. Несмотря на военную службу и преподавание, успешно защитил свой труд, получив степень доктора исторических наук со специализацией по русской и восточно-европейской истории в аспирантуре факультета политических наук Колумбийского университета. В рамках исследований работал во многих книгохранилищах и архивах Европы и Америки. Попечитель материалов, переданных рядом русских зарубежных национальных организаций на хранение в Бахметьевский архив Колумбийского университета. Один из основателей, затем заместитель начальника отделения славяноведения Нью-Йоркского университета. Занимал должность помощника директора Института советоведения при Миддлбери-Колледже, где читал курсы по истории России и СССР. Преподавал в отделении истории и в Институте по изучению современной России Фордамского университета. Консультировал Нью-Йоркское управление народного образования по вопросам, касающимся преподавания русского языка и россиеведения, учреждения русско-английских "двуязычных" программ обучения в городских школах. Занимал ряд других научных, научно-исследовательских и научно-административных должностей. Член ряда американских профессиональных организаций. На службе в стратегической разведке консультировал Военное министерство США. Служил оперативным офицером, затем - командиром оперативного отделения стратегической разведки. В 1970-х гг. провел несколько лет академическим офицером в армейском институте изучения России и Восточной Европы в г. Гармиш-Партенкирхен (ФРГ). Затем служил в Военном министерстве до выхода в отставку. Вышел в отставку после 35 лет службы в чине полковника. После этого продолжил преподавание русской истории в университетах США. Участвовал в семинарах и читал лекции в университете национальной обороны США. Консультант и советник государственных и частных научно-исследовательских учреждений по вопросам международных отношений, государственной обороны и национальной безопасности. Профессор и содиректор кафедры россиеведения Джорджтаунского университета в Вашингтоне. Руководитель аспирантов по русской истории в Джорджтаунском университете. Соредактор "Нового журнала" (1980-1986). Вице-председатель Русской академической группы в США. Соредактор ежегодных "Записок Русской академической группы в США". Вице-председатель Российской Зарубежной Экспертной Комиссии по установлению судьбы останков членов Российского Императорского Дома, основанной в 1989 г. Активный член "Общества Ревнителей Памяти Блаженнейшего Митрополита Антония (Храповицкого)" (США) и один из ведущих авторов журнала «Верность». церковно-общественного издания этого Общества. Активный противник объединения Русской Православной Церкви Заграницей (РПЦЗ) с Московским Патриархатом. Член общественного комитета "Преемственность и возрождение России" (Москва), целью которого является популяризация в обществе взглядов и предложений, связанных с необходимостью установления правовой и исторической преемственности современной Российской Федерации от досоветской России. Женат на Екатерине Викторовне (урожд. Брунст). Проживает в г. Киннелон (шт. Нью-Джерси, США)Александров Е.А. Русские в Северной Америке: Биографический словарь. - Хэмден; Сан-Франциско; СПб., 2005. - С. 321-322.

 

А.А. Оболенский, историк


Дата публикации: 11.07.2018

Поддержите культурно-просветительный фонд.


Ваши пожертвования на сохранение национальной культуры,
это неоценимый вклад в развитии общества.



Православный календарь

7528 год от сотворения мира
2018 год от Рождества Христова

Сегодня
23 июля
(10 июля ст.с)

23 июля
Положение честно́й ризы Господа нашего Иисуса Христа в Москве (1625). Мучеников 45-ти в Никополе Армянском: Леонтия, Маврикия, Даниила, Антония, Александра, Ианикита, Сисиния, Менеи, Вирилада и прочих (ок. 319). Прп. Антония Печерского, Киевского, начальника всех русских монахов (1073). Сщмчч. Петра и Стефана пресвитеров, Георгия и Нестора диаконов (1918). Прп. Силуана, схимника Печерского, в Дальних пещерах (XIII–XIV). Мч. Аполлония (III). Мчч. Вианора и Силуана (IV). Преподобных пустынников египетских, огнем и дымом уморенных (ок. 398). Прпп. Евмения (1920) и Парфения (1905) Гортинских. Коневской иконы Божией Матери.


24 июля
Воспоминание чуда вмц. Евфимии всехвальной, имже Православие утвердися (451). Равноап. Ольги, вел. княгини Российской, во Святом Крещении Елены (969). Мч. Киндея пресвитера (III–IV). Ржевской, или Оковецкой (1539), и Борколабовской икон Божией Матери.

Обращение
В.В. Бойко-Великого

К сотрудникам «Русского Молока» и всех компаний, входящих в группу компаний «Вашъ Финансовый Попечитель».

Награды Фонда



Поиск по сайту


Фотогалерея

Колонна представителей партии "Народное движение "Святая Русь" движется по улицам столицы.
 Посетители стенда издательства покупают наши новинки.
Русскому народу нужна Правда Божия!
На молитвенное стояние пришли более 65 тысяч человек.

Популярное на сайте

Русский, одевайся по-русски!


Авторская мода


Обращение к Президенту Российской Федерации Д.А. Медведеву и Премьер-министру России В.В. Путину


Пожертвовать

Внести пожертвование.


ОАО «Вашъ финансовый попечитель» ОАО «Русское Молоко» Газета «Рузский курьер» Академия Российской Истории Фонд «Возвращение» Русский Издательский Центр